<< Главная страница

Айно Первик. Чаромора



Далеко-далеко в морском просторе затерялся крохотный остров.
Со всех сторон его окружали острые камни и коварные подводные скалы. Между ними бурлила и пенилась вода. На острове росли кривые разлапистые сосны. Земля под ними густо заросла стеблями черники, а на полянах цвели колючие кусты шиповника.
На берегу между камнями морские птицы вили свои гнезда.
Кроме птиц, на острове жила еще только Чаромора.
Чаромора была высокая костлявая старуха с длинными, всегда растрепанными, как сорочье гнездо, космами. Жила она на этом острове испокон веков. Питалась Чаромора плодами шиповника и черникой. А когда появлялось желание, ловила в море рыбу. Иногда по осени она лакомилась грибами, выбирая те, что покрасивее.
Посреди острова, вцепившись крепким жилистым корнем в землю и в камни, росла кряжистая сосна с длинными, изогнутыми ветром ветвями. В ветвях этой сосны ютилась избушка Чароморы. А чтобы ураганные ветры не унесли избушку в море, к трем ее углам были привязаны увесистые валуны. С четвертого угла свисал огромный старинный якорь с таинственным узорным литьем. И все же неистовые осенние штормы иногда высоко подбрасывали лачугу, но камни и якорь удерживали ее крепко, так что она снова опускалась на свое место. Все пространство под стрехой избушки было
заполнено грибами, связками целебных трав, древесными наростами и пучками мха, разложенными и вывешенными для просушки. Вот почему дом, укрывшийся в сосновых ветвях, казался огромным птичьим гнездом. Зато в самой избушке было опрятно и уютно. На окнах висели синие, как море, занавески. Пол устилал пушистый белый ковер, похожий на пышную морскую пену. Полки и шкафы ломились от диковинных предметов, выброшенных на берег штормовой волной. Иные из них попали сюда с погибших кораблей, другие были вынесены течением из мрачных глубин морского дна.
Но во всем доме не было ничего более отрадного, чем большой, с широким устьем очаг, где в ненастные дни жарко пылали сосновые шишки. Здесь в котле из красноватой меди Чаромора варила свои колдовские зелья. Потому что была Чаромора волшебницей. Своими целебными отварами и только ей одной известными заклинаниями она умела лечить от всякой немощи и хвори. Правда, она умела и насылать их на людей. Вот откуда у нее такое чудное имя - Чаромора. По делам и поступкам своим была она чародейкой, а на вид страшна, как кикимора.
Травы для приготовления снадобий Чаромора собирала на Большой земле - по лесам и лугам, на болотах да трясинах. За море она летала на огромном желтом воздушном шаре, парящем высоко в поднебесье, шар этот можно было запросто принять за полную луну. Чаромора предпочитала путешествовать темными ночами, когда настоящая луна на небе и не показывалась, в такие ночи ее трудно было заметить. Она считала, что незачем лишний раз попадаться людям на глаза, это всегда приводило к ужасным неприятностям.
В лесу стояла кромешная тьма, когда однажды ночью Чаромора возвращалась домой. Мешки ее были доверху набиты всевозможными стручками и стеблями, корнями и почками, под их тяжестью колдунья согнулась дугой.
И тут разразился ураган. Дождь полил как из ведра, и Чаромора мгновенно промокла до нитки. Когда колдунья со своим грузом добралась до берега, упругий встречный ветер разогнул ее и распрямил, как ветвь. От удовольствия Чаромора даже замурлыкала себе под нос. Шальной ветер пришелся ей по душе. Всякий раз, когда Чаромору в пути настигала буря, настроение у нее становилось таким радужным, что она невольно начинала петь. Голос у кикиморы был пронзительный и скрипучий, зато очень громкий, и больше всего любила она распевать озорные припевки.
Вот и сегодня Чаромора стала подпевать ветру. Она пела все громче и громче и вскоре орала уже во всю глотку. Да еще пыталась приплясывать между камнями.
В прекрасном настроении Чаромора надула свой воздушный шар. Не раз ветер норовил вырвать шар из рук и унести в ревущий мрак, но Чаромора вцепилась в него и вместе с мешками поднялась в воздух.
Ну и бушевало же там над морем! С неба лил дождь, а волны долетали до самой старухи. Шквальный ветер мотал шар из стороны в сторону, как былинку, и несколько раз Чаромора чуть не бултыхнулась в бурлящие волны. Но руками и ногами она крепко держалась за воздушный шар, да притом еще горланила какую-то песню - в такой восторг привел ее этот шальной воздушный полет.
Вскоре показался остров. Но шар, подгоняемый ветром, мчался вперед, и, казалось, никакая сила не сможет остановить его.
- Ах ты моя горемычная! - запричитала колдунья.- Неужто не видать тебе больше родимого дома?
Она принялась тянуть и дергать за веревки, с помощью которых управляла воздушным шаром. Но ветер уже давно их перепутал. Шар был полностью во власти стихии, и буря несла его через остров в открытое море.
В отчаянии Чаромора вцепилась в шар и начала раздирать его ногтями. Шар с оглушительным хлопком лопнул, и Чаромора вместе со своей ношей грохнулась вниз. Сама она упала на камни, мешки на нее, а клочья шара оказались на самом верху. От удара об острые камни бедняжка осталась лежать без чувств.
Придя в себя, Чаромора первым делом ощупала свои косточки. Все были целехоньки.
- До чего же удачно я приземлилась! - обрадовалась старуха и принялась собирать свои вещи.
А шторм бушевал с прежней силой. Волны с грохотом разбивались о прибрежные камни. В воде среди ила и водорослей раскачивались доски и щепки и всякий разбитый корабельный скарб.
- Судно налетело на рифы,- заключила Чаромора, оглядываясь вокруг.- Ну конечно! Так я и знала, что это случится!
Чаромора вошла в бурлящую воду и принялась рыскать среди обломков, то исчезающих под водой, то вновь всплывающих на поверхность. Она явно что-то искала. Время от времени волны со страшной силой бросали ее на острые утесы, но Чаромора будто и не замечала этого, до того была она поглощена своими мыслями.
Вдруг из разорванных туч ринулась вниз чайка и с криком вонзила когти в плечо Чароморы.
- Ну-ну, зачем так запальчиво, голубушка? - сказала ей умиленная Чаромора.
Хлопая крыльями, чайка пристроилась у Чароморы на плече. Колдунья ласково погладила ее перышки.
- А я уже тревожилась о тебе,- проговорила она.- Где ты пропадала?
В ответ чайка пронзительно закричала. С птицей на плече Чаромора продолжала брести в воде. Она удалялась все дальше от берега. Уже вода дошла ей до груди, и волны то и дело перекатывались через голову. В растрепанные волосы ведуньи набились ил и водоросли. Но Чаромора все еще не видела того, кого искала.
- Ну вот,- пробормотала она,- здесь-то ему уже пора появиться.
Становилось все глубже. Чаромора поплыла. Чайка вспорхнула и полетела низко над ее головой.
- Ищи же, голубушка, ищи,- проговорила Чаромора. Но чайка только кричала и хлопала крыльями,
стараясь сохранить равновесие под шквальными порывами ветра.
Поодаль, меж камней, волны грохотали и разбивались с такой силой, что вода взметалась мириадами брызг. Чаромора поплыла в ту сторону. Собрав все силы, стала она карабкаться на скользкий камень. Волны смывали ее обратно в море, но в конце концов колдунья все же взобралась на камень и даже смогла выпрямиться. Ветер хлестал ее по ногам мокрым подолом юбки, а пенные брызги слепили глаза. Чаромора заслонила глаза рукой и огляделась вокруг.
Вот тут-то она и увидела, как в воде мелькнуло синее сукно с золотыми шевронами. Чаромора не мешкая спрыгнула с камня, протянула свои длинные костлявые руки и ухватилась за сукно.
- Иди, иди, голубчик! - сказала она и потянула на себя.
В синем с шевронами кителе оказался моряк с загорелым лицом - его-то Чаромора и искала. Она ухватила моряка за волосы и поплыла к берегу. Борясь со штормом, Чаромора совсем выбилась из сил и продвигалась очень медленно. Чайка летела за ними, то высоко взмывая в воздух, то опускаясь к самой воде. Наконец они добрались до берега, и Чаромора вытащила моряка на прибрежный песок. Потом почти волоком дотащила до дому и поспешно развела в очаге огонь.
Моряк был совсем плох. Он неподвижно лежал на ковре перед очагом. При свете разгорающегося пламени стало видно, как нещадно покалечила его буря: голова разбита, лицо белее мела.
Чаромора принялась торопливо выбирать из пучков лечебных трав стебли и цветки и бросать их в котел. Вода забулькала. Бормоча что-то себе под нос, Чаромора помешивала половником варево, потом отхлебнула немного, сморщилась и выплюнула в огонь. Пламя зашипело и окрасилось в зеленый цвет. Чаромора наполнила дымящимся напитком кружку и влила его пострадавшему в рот.
Едва снадобье попало моряку на язык, как он тут же вскочил.
- Вот так штука! - воскликнул он и подпрыгнул под самый потолок. Но едва он снова оказался на полу, как тут же вспомнил о гибели судна.
Моряк стал озираться вокруг и увидел Чаромору, присевшую на корточках у пылающего очага. На ее плечах и лохматой голове висели водоросли. С волос и одежды капала вода. Пламя в очаге было все еще зеленым и наполняло кухню зыбким зеленоватым светом.
- Неужто я попал в преисподнюю? - осторожно спросил моряк.- Если мне не изменяет память, то я утонул.
- Вот именно, утонул,- съязвила Чаромора.- Но я вернула тебя к жизни. И после этого мой дом кажется тебе преисподней!
Моряк не знал, куда деваться от стыда, и стал извиняться.
- Я и представить не мог, что волны унесли меня так далеко от места кораблекрушения. Я хорошо помню: судно пошло ко дну, наскочив на рифы в открытом море. Остальные спаслись в шлюпке, а меня волна смыла за борт.
- Знаю, знаю,- ответила Чаромора.- Потому-то я и отправилась разыскивать тебя. Я видела тебя там между камнями в прошлую пятницу.
- В прошлую пятницу? - удивился моряк.- Мы были в Амстердаме. Ты никак не могла видеть меня тут.
- Ах, не могла?! - захихикала Чаромора, да так, что моряка мороз по коже пробрал.
- Скажи хотя бы, где я теперь нахожусь? - спросил он, изо всех сил стараясь не поддаваться страху.
- В полумиле от того места, где твое судно пошло ко дну,- ответила Чаромора.- На моем острове.
- Не может быть! - воскликнул моряк.- Здесь поблизости нет ни одного острова, даже такого крохотного, на котором чайка могла бы свить себе гнездо. Я учился в нескольких мореходных школах, а потом плавал по всем морям-океанам. Уж я-то знаю! Такого острова нет.
- Вот-вот,- промолвила Чаромора.- О заморских делах все все знают, а до того, что у себя под боком творится, никому и дела нет. Еще когда твоего прапрадеда на свете не было, многие по секрету знали об этом острове, и в крайней нужде люди искали и находили здесь утешение и исцеление.
Обиженная Чаромора повернулась к моряку спиной и занялась своими делами.
Моряк хотел было встать, но руки и ноги не повиновались ему.
- Что это значит?! - воскликнул он испуганно.
- Судно твое пошло ко дну,- ответила Чаромора.- Ну, и тебя порядком потрепало. Косточки поломало, печенку да селезенку здорово порастрясло.
- У меня голова болит,- пожаловался моряк.
- Ах, "голова болит"! --передразнила его Чаромора.- Ведь у тебя на голове живого места не осталось!
- Так позови же ко мне врача! - взмолился моряк.
- На моем острове врачую я! - ответила Чаромора. Она уложила моряка в постель и дала ему выпить капли.
- А мои поломанные кости ты в лубок не положишь? - спросил моряк.
- Нет,- ответила Чаромора,- переломы я всегда лечу только каплями.
Моряк совсем приуныл, но перечить Чароморе больше не решался. Хоть он и старался всеми силами скрыть это, но она наводила на него страх. Однако Чароморе ничего не стоило прочесть его мысли.
- Странные эти люди,- говорила она чайке, поглаживая ее взъерошенные перышки.- Стоит сделать что-нибудь вопреки их привычкам, как им уже кажется, что все делается неправильно и плохо.
Чайка не ответила - ведь была она всего-навсего птицей.
Назавтра моряк почувствовал себя несравненно лучше. Трижды в день давала Чаромора ему какие-то капли, и скоро моряк совсем выздоровел.
Настал день, когда он поднялся с кровати и пошел по комнате. Увидев зеркало, моряк остановился перед ним и принялся разглядывать себя.
- Вот тебе раз! У меня же теперь половина волос черные! - воскликнул он, ощупывая свою голову.
Чаромора подошла к нему поближе и внимательно оглядела его.
- Н-да,- протянула она.- Бывает и так: как ни стараешься, все равно осечка. Если желаешь, я могу тебе все волосы в черный цвет перекрасить.
- А опять в светлый нельзя? - спросил моряк. Чаромора пожала плечами.
- Что ж, если ты так хочешь, можно и в светлый. Но поверь мне, черные волосы идут тебе куда больше.
Но моряк все же захотел стать снова светловолосым.
Чаромора велела ему натаскать полный чан воды, затем вскипятила ее. Не переставая ворчать, она бросила в чан щепотку какого-то белого порошка, который до этого долго искала по всем шкафам. Когда вода немного остыла, Чаромора предложила моряку вымыть ею волосы.
Моряк помыл голову и поспешил к зеркалу. Волосы его приобрели прежний цвет. Но произошло что-то совсем странное: волосы сияли и сверкали, образуя вокруг головы нимб.
- Спаси и помилуй! - воскликнул моряк.--Неужели моя голова будет теперь всегда сиять, как свеча?
Чаромора рассердилась не на шутку.
- Тебе ничем не угодишь! В старые времена люди были готовы отдать все, чтобы только обзавестись вот таким сиянием вокруг головы! - сказала она.
- Куда же я в таком виде пойду? Меня же засмеют!
- Ладно, будь по-твоему,- сказала Чаромора.- Пойди потри голову морским песком, он снимет это сияние.
Моряк опрометью выскочил из избушки и поспешил на берег. Схватив полные пригоршни песка, он тер и скреб голову до тех пор, пока до нее и дотронуться стало больно. Тогда он вернулся в дом и взглянул в зеркало. Сияние почти совсем исчезло. Непосвященный человек ни о чем бы и не догадался. Моряк успокоился.
- Если бы все это случилось не со мной, я ни за что не поверил бы, что от таких смертельных увечий можно вылечиться одними каплями. Врачи сделали бы мне не меньше семи сложнейших операций,- сказал он Чароморе.
- Ну что ж,- презрительно молвила Чаромора.- Иные не верят и тому, что видят собственными глазами. Никаких особо тяжелых повреждений у тебя не было. Руки-ноги да печенки-селезенки - все при тебе. Вот если бы чего-нибудь недоставало, то, пожалуй, я так легко не справилась бы.
Моряку не терпелось вернуться домой.
- Перевези меня на лодке,- попросил он.- А то родные волнуются.
Но Чаромора ответила, что лодки у нее нет.
- А как же ты попадаешь на материк? - удивился моряк.- Как ты можешь жить тут, отрезанная от всего света?
- Что за глупые вопросы ты задаешь! - воскликнула Чаромора.- Здесь мой дом. Я не смогла бы жить в том твоем мире вдали от моего дома.
- Но разве тебе не хочется иногда покататься на автомобиле? - спросил моряк.- Или посмотреть цветные телепередачи?
- Не знаю. Пока у меня такого желания не возникало.
- Неужели и мне придется навсегда остаться здесь? --
приуныл моряк.- Или я все-таки попаду когда-нибудь домой?
- Поживем-увидим. Если от моего воздушного шара будет еще какой-нибудь прок, я смогу переправить тебя на материк,- ответила Чаромора и сразу же принялась вдевать нитку в игольное ушко.
От воздушного шара остались одни клочья, да и они, облепленные мокрым песком, слиплись в комок. Веревки частью оборвались, местами намертво перепутались, иные совсем исчезли.
Пришлось здорово над ним потрудиться. Не раз терпение Чароморы готово было лопнуть, и она в сердцах отбрасывала иголку в угол. Но моряк стойко продолжал распутывать веревки, и каждый раз ему удавалось уговорить и старуху снова заняться починкой. Наконец воздушный шар был приведен в пристойный вид. Пестрый от многочисленных стежков, он стал похож на лоскутное одеяло.
Оставалось дождаться темной ночи.
Чаромора и моряк уселись перед домом среди кустов шиповника и принялись ждать. Солнышко пригревало, и цветы шиповника сладко пахли.
- Послушай, Чаромора, скажи на милость, почему ты вообще решила меня спасти? - спросил моряк, удобно расположившись на траве.
- Не спаси я тебя, твоя гибель легла бы тяжким грузом мне на сердце, я бы просто места себе не находила.
Постепенно тени удлинялись. Скоро наступили сумерки, затем вечер перешел в ночь, и воздушный шар перенес Чаромору и моряка на материк.
Вернувшись домой, Чаромора почувствовала, что ее бьет озноб. Жестокие приступы кашля сотрясали все тело, нос заложило, горло опухло. В пояснице кололо, будто туда вонзили острый нож. Голова кружилась, ноги дрожали, и вся она горела, как в огне.
- Ах ты моя горемычная! Ну и продуло же тебя во время шторма! - причитала с восторгом старуха, дрожа в лихорадке.
А все дело в том, что Чароморе ужасно нравилось болеть.
Чаромора принялась стелить себе постель. Она вознамерилась поболеть подольше и в свое удовольствие, потому постелила чистые простыни и достала новое пуховое одеяло. Рядом с кроватью она взгромоздила целую гору носовых платков и положила полный туесок градусников. Болея, Чаромора то и дело измеряла себе температуру, в этом-то и состояла главная прелесть болезни. К тому же, когда у Чароморы поднималась высокая температура, ей бывало жаль стряхивать градусник, и поэтому каждый раз приходилось брать новый. После болезни градусники с ртутным столбиком за сорок градусов она складывала в отдельную шкатулку и иногда вечерами, попивая чай, с удовольствием разглядывала их.
Чароморе очень не хотелось пить лекарство в этот, первый вечер болезни. Снадобья ее были уж больно сильные, к утру от болезни не осталось бы и следа.
Приготовив постель, колдунья заварила чай из шиповника с медом, но и его она не стала пить, чтобы не нарушить приятный ход болезни. Чайник она тоже водрузила на столик
около кровати, чтобы все было так, как и положено у больной.
Закончив приготовления, Чаромора улеглась в кровать и поставила себе градусник. Ртутный столбик уперся в самый конец шкалы, так что даже невозможно было определить, какая у нее температура. Чаромору кидало одновременно и в жар, и в холод.
- Ах ты моя горемычная! Какая же у тебя высокая температура! - причитала она с тревожной радостью.
Чувствовала она себя на седьмом небе. И то и дело заходилась от сильного удушливого кашля.
- Ах ты моя горемычная! - хрипела колдунья, задыхаясь.- Как же это тебя угораздило так простыть!
Кашлять было интересно, но постепенно кашель совсем вымотал ее. Как ни жаль было Чароморе лишиться такого удовольствия, но в конце концов она не выдержала и решила заварить себе целебный чай по давно придуманному рецепту:
это была смесь трав, которую она еще ни разу не пробовала. Старуха смешала соцветия перечной и побеги лягушачьей мяты, корень бедренца, стебель вороньей ягоды и цветы ластовня и добавила щепотку нераспустившихся бутонов тимьяна. Напиток получился крепкий и горький, он выжал слезы из глаз, зато кашель как рукой сняло.
От мяты прошли рези в желудке, тимьян и бедренец прочистили горло, а ластовень, хоть и насыпала она его самую малость, успокоил боли в суставах. Старуха вспотела, и появилась угроза, что спадет жар.
Чаромора скинула одеяло и настежь распахнула окна, чтобы не снизилась температура. Хорошо, что хоть насморк остался! Сквозняк придал ему новые силы - из носу потекло, как весной сок из березы, и гора носовых платков таяла на глазах. Теперь, когда кашель уже не мешал, каждый чих гудел чисто, как медная труба.
- Ах ты моя горемычная! - бормотала Чаромора истово.- Этот насморк тебя еще доконает!
Она чихала и фыркала что было мочи. Поэтому ей все время приходилось утираться носовым платком, отчего нос болезненно покраснел и распух. К тому же Чаромора вдруг сообразила, что стирать все эти грязные платки придется ей же. Она тяжко вздохнула, вылезла из кровати и втянула в нос горсть растертого в порошок девясила. Конечно же, насморка как не бывало. И хоть смейся, хоть плачь, но и пояснице от порошка полегчало.
Зато температура все еще держалась. То была поистине прекрасная высокая температура с сильным ознобом и грызущей ломотой в костях. Чаромора решила, что с такой температурой она хоть побродит всласть.
- Ах ты моя горемычная! - пробормотала она.- Неужто ты и вправду дошла до того, что и бредить начнешь?
Но пока из этого ничего не получалось. Голова была слишком ясной. Чароморе пришлось снова встать с кровати. Теперь она приняла порядочную дозу настойки спорыньи, чтобы в голове помутилось и поскорее начался бред. Но то ли из-за высокой температуры она спутала настойки, то ли спорынья подействовала иначе, чем надеялась Чаромора,
но случилось непредвиденное: температура стала быстро падать и ломота в костях прошла.
- Ну-ну, горемычная,- пробурчала старуха недовольно.- Ты, никак, на поправку пошла.
В сердцах она выпила остывший чай шиповника и крепко уснула.
Наутро Чаромора была здорова и свежа как огурчик. Она глубоко вздохнула и сказала:
- Горемыка ты моя, горемыка, и болеть-то ты толком не умеешь.
А время шло.
Как-то после полудня сидела Чаромора в муравейнике и врачевала муравьиными укусами свою ломоту. Вдруг в просвете между стволами сосен она заметила, что к острову приближается небольшая надувная лодка. Чаромора вылезла из муравейника, стряхнула с одежды и с растрепанных волос муравьев и заспешила на берег навстречу лодке.
В пассажире Чаромора узнала спасенного ею моряка.
- Что стряслось? - закричала Чаромора, не дожидаясь, пока лодка пристанет к берегу.- Уж не разошлись ли кости, которые я тебе вправила?
- Нет! - прокричал моряк в ответ, причаливая к берегу.- Еще никто не вылечивал меня лучше, чем ты. А прибыл я совсем по другому делу.
- По какому же такому делу? - спросила Чаромора.
- Я приехал к тебе ради бывшего моего капитана,- стал рассказывать моряк.- С ним стряслась беда. Катаясь на коньках, он упал и вывихнул ногу, да так неудачно, что пятка одной ноги оказалась спереди, а пальцы сзади. Бедняга Трумм не в состоянии сам и шагу ступить. Когда одна нога делает шаг вперед, то другая - шаг назад, и Трумм с места не может сдвинуться. От отчаяния он даже машину себе купил. Ни один врач не берется его лечить: очень уж случай необычный. Вот мы с ним и подумали: раз ты меня так хорошо вылечила, может, и ему помочь сумеешь?
- Да как тебе сказать,- скромно потупилась Чаромора.- Прежде чем ответить на этот вопрос, я должна осмотреть его.
- За чем же дело! - обрадовался моряк.- Прыгай в лодку - и поплыли!
- Будь по-твоему,- ответила Чаромора.- Только я уж сразу захвачу с собой травы, которыми я ноги лечу.
Моряк остался ждать на берегу, а Чаромора поспешила в дом за травами. Когда она снова появилась, моряк прямо остолбенел от удивления. Трав для лечения Чаромора прихватила целый стог, самой колдуньи под ним и не видно было.
- Если мы все это возьмем с собой,- сказал моряк,- то для нас в лодке места не останется.
- Конечно, это все нужно взять с собой,- ответила Чаромора.- Ведь я еще не знаю, какие травы мне могут понадобиться!
Она уложила стог лечебных трав в лодку, взобралась на него и уселась поудобнее. Лодчонка погрузилась в воду по самый борт. Когда моряк тоже попытался залезть в лодку, вода перехлестнула через край внутрь.
- Разве ты не видишь, что в лодке для тебя нет места? --
возмутилась Чаромора.- Этак, чего доброго, мои травы намокнут и начнут преть!
Делать нечего, пришлось моряку плыть за лодкой.
- По крайней мере, Трумм выздоровеет,- утешал он себя, замерзая в холодной воде.
Чаромора на стоге сена в лодке, моряк вплавь за лодкой - так прибыли они в порт большого города.
В порту со своей машиной их ожидал Трумм. Из-за странного увечья он мог передвигаться только вприпрыжку. Прыжки его были столь необычны, что где бы он ни появлялся, тут же привлекал к себе всеобщее внимание. Люди принимали его за циркового артиста. Вот и сейчас у причала его окружала большая толпа людей, с любопытством ожидавших, когда он запрыгает.
При виде Чароморы и моряка толпа оживилась и зашумела. Все решили, что и они участники циркового представления.
- 0-го! - выдохнула Чаромора, увидев толпу.- Такой торжественной встречи я не ожидала.
Сидя на стоге, она приветственно помахала рукой. Собравшиеся засмеялись и зааплодировали.
Когда Чаромора вместе со своими травами перебралась на причал, Трумм, подпрыгивая, повел ее к машине. Дрожащий от холода моряк, с которого стекала вода, шел за ними.
Они привязали стог сена на крыше, сели в машину и поехали к Трумму.
Все свои лучшие годы Трумм проплавал по морям и океанам. Он пережил семнадцать кораблекрушений, но все они закончились для него счастливо. Конечно же, всякий раз он свято соблюдал древний суровый морской закон, согласно которому капитан не смеет покинуть тонущий корабль и должен вместе с ним идти ко дну. Но если ему удается потом всплыть, то он волен поступать, как захочет. Поскольку Трумм был прекрасным пловцом, он благополучно вышел из всех семнадцати кораблекрушений.
Восемнадцатого корабля уже не дали, и пришлось ему осесть на берегу.
Теперь Трумм одиноко коротал дни в собственном домике у широкой площади. Здесь под потолком просторной гостиной были развешаны модели всех его утонувших кораблей. И он наконец-то мог сколько угодно рисовать акварелью и кататься на коньках - ведь это была самая заветная мечта его детства. Но, увы, бегать на коньках он только учился, и на катке с ним приключались всякие казусы.
И один из них оказался для него роковым.
Едва Чаромора, моряк и Трумм прибыли на место, колдунья тут же приказала капитану лечь на диван и сразу принялась его осматривать.
- Она у тебя как болит? - спросила Чаромора, ощупывая его вывернутую ногу.- Ноет или колет? Трумм подумал и ответил:
- Покалывает.
- Прекрасно,- сказала Чаромора.- Если бы нога у тебя ныла, я бы ничем не могла тебя утешить. Теперь же, пожалуй, смогу тебе помочь.
Трумм даже рассмеялся от радости.
Чаромора приказала моряку, все еще дрожавшему в своей мокрой одежде, внести травы в комнату. Они почти наполовину заполнили гостиную Трумма. Чаромора долго копалась в травах, пока не отыскала крохотный корешок. Затем велела показать, где кухня. Она сварила корешок, протерла его сквозь сито, развела водой до нужной густоты и потребовала затем наперсток с левой руки.
- Вот беда! - воскликнул Трумм.- Наперстка-то у меня и нет, ведь в доме ни одной женщины!
- Как же я отмерю тебе снадобье? - спросила Чаромора.- Принимать его нужно ровно столько, сколько входит в один наперсток. И это обязательно должен быть наперсток с левой руки, ведь нога-то левая.
Ничего не поделаешь, пришлось моряку, несмотря на его мокрую одежду, бежать в магазин за наперстком.
Вернулся он довольно скоро.
- Наперстков для левой руки в продаже нет, есть только обыкновенные наперстки,- сказал он. Трумм сильно огорчился.
- А нельзя отмерить обычным наперстком? - спросил он робко.
- Ни в коем случае! - решительно запротестовала Чаромора.- Попробую обойтись без наперстка, авось нога встанет на место.
Она ногтем отчеркнула на стакане нужную мерку, налила точную дозу целебного отвара и подала Трумму. Трумм выпил. Лекарство было такое горькое, что обожгло ему рот. Но Трумм был очень доволен: он непоколебимо верил, что вылечить его может только горькое лекарство.
Оставшееся снадобье Чаромора слила в большую зеленую бутыль.
- Лечение продлится самое большее неделю,- сказала она.- Если за это время стопа не встанет на место, тогда попробуем заговор.
- Мне холодно,- не вытерпел, наконец, продрогший моряк.- Кажется, у меня поднялась температура.
Чаромора положила руку ему на лоб и покачала головой.
- Так и есть! - воскликнула она.- Почему же ты не сказал об этом на острове? Я захватила бы с собой травы и от горячки.
А моряк подумал, что, если бы в лодке были еще и травы от горячки, она обязательно пошла бы ко дну.
Чаромора приказала моряку скинуть мокрую одежду и лечь в постель. Потом она заварила для него чай из шиповника. Чай получился отменный, и было его так много, что хватило и Трумму и ей самой. Трумм достал из буфета свои самые красивые чашки с золотой каймой. Осторожно прыгая, чтобы не разбить посуду, он стал накрывать на стол.
- А в ногах у меня уже так приятно мурашки бегают,- то и дело повторял он радостно.
Трумм и Чаромора сели за стол пить чай. Больному
моряку подали его чашку прямо в постель. К несчастью, от озноба его так трясло, что он расплескал весь чай на одеяло - и в рот не попало ни капли.
- Ах, какой душистый чай! - воскликнул Трумм, отхлебнув глоток.- Я просто в восторге!
- Ну что ж,- улыбнулась Чаромора.- Так и должно быть!
- Берите же печенье,- любезно угощал Трумм.
Чаромора попробовала печенья.
Они немного помолчали. Затем Трумм спросил:
- Можно полюбопытствовать, как вас величать? Чаромора была тронута его вниманием.
- Меня всегда звали только Чароморой,- ответила она.- Но мое настоящее имя - Эммелина.
- Какое чудесное имя! - воскликнул Трумм.
- О, да вы льстец! - промолвила Чаромора, засмущавшись.
Моряк непрерывно чихал и кашлял, но, увлекшись беседой, Чаромора и Трумм начисто забыли о нем.
Уже назавтра ноге полегчало. Прошло еще несколько дней, и курс лечения был закончен.
Но вот беда, лечение одинаково подействовало на левую и правую ногу.
Теперь обе ступни Трумма встали поперек. Пальцы ног смотрели внутрь, пятки - наружу.
- Ну вот,- огорчалась Чаромора,- я же говорила, что нужен наперсток с левой руки.
Трумм попытался пройти по комнате.
- Ну и как? - спросила Чаромора озабоченно.
- Очень даже неплохо,- радостно ответил Трумм и остановился. И тут же растянулся во весь рост.
- В чем дело? - воскликнула Чаромора.- Что случилось?
- Не знаю,- ответил Трумм.- Я упал. Он поднялся и попытался стоять, держась за стенку. Это ему удалось великолепно.
- Все в порядке,- сказал он и прошелся по комнате, осторожно переставляя одну ступню через другую. Перед Чароморой он остановился, но тут же опять упал.
- Послушай, ты что, стоять не можешь? - спросила Чаромора.
- Выходит, так,- ответил Трумм.- Но это не беда. В конце концов, везде можно на что-нибудь опереться, если человеку вздумается немного постоять.
- Ну нет,- запротестовала Чаромора.- Мне это, во всяком случае, не нравится. Попробую вылечить словами.
Но они могли подействовать только в первый четверг полнолуния. А была как раз среда. До четверга оставался целый день. Чаромора решила использовать этот день для знакомства с городом. Трумм предложил ее сопровождать.
- Я хотел бы подарить вам что-нибудь на память,- произнес он застенчиво.- Только я не знаю, что вам нравится. Может быть, выберете сами в Доме торговли?
- Пожалуй,- согласилась Чаромора.
И они поехали на машине в Дом торговли.
Поскольку у Чароморы не было никаких желаний, они решили сначала просто побродить по магазину.
Передвигаться Трумму удавалось довольно легко. А когда им хотелось где-нибудь приостановиться, Чаромора брала капитана под руку и Трумм опирался на нее. Так они не привлекали к себе внимания.
Дом торговли Чароморе понравился, но ничего такого, что ей захотелось бы приобрести, она не видела.
- Кажется, подарка мы здесь не купим,- сказала она Трумму.
- Неужели вам ничего не нравится? - огорчился Трумм.
- Дело не в этом,- ответила Чаромора.- Но все это мне просто не нужно.
- Но ведь люди покупают не только очень нужное,- возразил Трумм.
И Трумм купил Чароморе прелестную шляпу с широкими полями. Когда Чаромора надела шляпу, ее ужасные лохматые космы исчезли под полями, и Чаромора изменилась до неузнаваемости.
- Ого! А я и не знала, что я так хороша! - воскликнула она, разглядывая себя в зеркало.- Мне и впрямь следует обращать больше внимания на свою внешность. Пожалуй, теперь мне нужно и новое платье.
И Трумм купил Чароморе белое кружевное платье.
- Вот так напасть! - воскликнула Чаромора.- Ведь к такому платью просто необходимы приличные туфли!
Они направились в обувной отдел. Чароморе понравились розовые сапоги с высокими лаковыми голенищами. Она тут же натянула их на ноги.
И пошло-поехало! Вдруг оказалось, что Чароморе понадобилась масса самых разных вещей. Сначала они купили ей ридикюль с бляшками из накладного золота, розовое манто на белой шелковой подкладке, несколько дюжин кружевных носовых платков, шелковые и шерстяные шарфы и шали и перчатки самых разных цветов. Некоторые перчатки доходили Чароморе до самого локтя, иные едва прикрывали ладонь.
Затем Чаромора любезно попросила продавщиц показать ей всевозможные позолоченные и посеребренные безделушки, цепочки и браслеты, которые она тут же нацепляла на
шею и на руки. Некоторые побрякушки были украшены бубенчиками и мелодично позванивали, стоило Чароморе пошевелиться. Еще они купили разрисованный алыми розами зонт с золоченой ручкой и очки с большими розовыми стеклами.
Трумму Чаромора нравилась все больше и больше, он уже не мог отвести глаз от нее.
Вслед за тем они накупили множество духов, пудры, губной помады, кремов и шампуней, а еще гору часов и кофемолок, зеркал и утюгов, чайных ложек и расписных тарелок.
Чаромора приходила в восторг от всего, что блестело или приятно пахло.
Когда все покупки были перенесены в машину, там едва хватило места для Чароморы и капитана Трумма, а от всех этих духов, лосьонов и одеколонов в автомобиле запахло, как в весеннем саду.
- О-о, - жеманно протянула Чаромора, когда они уселись в машину,- теперь я верю, что создана для другой жизни. Думаю, я создана именно для городской жизни.
Они ехали по многолюдным улицам, мимо больших красивых домов, мимо памятников и фонтанов. Все это приводило Чаромору в неописуемый восторг, и она то и дело повторяла: "О-о!"
Наконец Трумм затормозил перед высоченным, похожим на башню зданием, на самом верху которого расположилось уютное кафе. Они поднялись на лифте и вошли в кафе. Не останавливаясь, Трумм направился к столику у окна и сел в широкое красное кресло. Чаромора грациозно опустилась в кресло напротив.
- О-о,- протянула она, посмотрев сквозь розовые очки вокруг. За окном расстилался город, а за городом - море.
Трумм заказал мороженого, пирожных и кофе со сливками.
Чаромора съела все мороженое, взбитые сливки и пирожные, которые официантка поставила перед ней, а потом еще и
все то, что было подано Трумму. А когда на столе ничего не осталось, Чаромора сказала:
- О-о, я охотно съела бы еще несколько пирожных, немного мороженого и взбитых сливок.
Конечно же, галантный капитан Трумм немедленно заказал еще мороженого и сливок и побольше самых разных пирожных: безе, наполеон, бисквитное, ягодное, корзиночки, трубочки с кремом и всевозможные торты с орехами и взбитыми сливками, с шоколадом и фруктами. Кондитеры на кухне торопливо взбивали все новые горы яиц и замешивали все новое и новое тесто, чтобы напечь еще и еще тортов и пирожных. А шеф-повар поспешно давал все новые и новые заказы на яйца, сливки, масло, сахар, муку и всевозможные пряности.
А Чаромора уплетала за обе щеки. Полакомившись вволю, она пришла в такое прекрасное настроение, что ей захотелось попеть, и она стала тихонько напевать свои любимые озорные припевки. Теперь ей уже и на месте не сиделось. Сначала Чаромора просто встала и стояла у стола, но не утерпела и залезла на стул, а потом и на стол. Ее охватило неодолимое желание подниматься все выше и выше, она и слышать не хотела о том, чтобы спуститься вниз по лестнице, когда Трумм предложил ей вернуться домой.
- Ни за что! - воскликнула она.- Меня влечет высота! Чаромора выхватила из сумки свой воздушный шар, надула его и средь бела дня выпорхнула в окно. Посетители кафе, разинув рот, глазели ей вслед. На улицах и площадях останавливались пешеходы, а машины, автобусы, трамваи прекращали движение, и пассажиры выскакивали из них, чтобы посмотреть на Чаромору. Такое внимание словно подстегнуло волшебницу. Она принялась летать с крыши на крышу, прыгать с трубы на трубу, да еще громко пела какую-то песню. Она была в восторге оттого, что все смотрят только на нее.
Домой к Трумму, который места не находил от охватившей его тоски и тревоги, Чаромора добралась только поздно
вечером, когда уже совсем стемнело. Она так утомилась, что разрешила Трумму довести себя до постели, и тут же уснула.
Чаромора спала так крепко, что не проснулась даже на следующий день. Наступивший четверг полнолуния тянулся долго-долго, но Трумм так и не дождался обещанного лечения. Чаромора проснулась только около полудня в пятницу.
Делать нечего, приходилось ждать следующего четверга полнолуния. До него оставался целый месяц.
С того дня Чаромора стала очень заботиться о своей внешности. Куда бы она ни шла, где бы ни находилась, ей все казалось, что люди видят и замечают только ее, и потому она изо всех сил старалась нарядиться. А чем больше она наряжалась, тем больше привлекала к себе внимание. Но именно это-то и нравилось Чароморе. По утрам она так долго прихорашивалась, что к тому времени, когда они с Труммом наконец садились завтракать, кофе уже давно остывал. Трумма это утреннее ожидание не расстраивало ни капли. Чтобы скоротать время, он по памяти рисовал акварельными красками все то, что увидел за свою долгую жизнь, бороздя моря и океаны. Трумм чувствовал себя на седьмом небе:
ведь еще никогда у него не было столько свободного времени
для рисования. Какой мелочью по сравнению с этим казался остывший кофе!
Каждый день после завтрака они садились в машину и ехали делать новые покупки. Количество нарядов и украшений росло с головокружительной быстротой. Чаромора превратилась в такую изысканную даму, что при виде ее у людей дух захватывало.
Побродив по магазинам, они шли в кафе лакомиться пирожными. А по вечерам пили дома чай из шиповника, смотрели телепередачи и мирно беседовали. Трумм настаивал, чтобы Чаромора написала научную книгу обо всех тех тайнах природы, которые ей ведомы. Такая книга, убеждал он ее, принесла бы всем немалую пользу. Чаромора соглашалась: да, да, предложение очень заманчиво. А затем ложилась пораньше спать, чтобы назавтра выглядеть бодрой и отдохнувшей.
Но однажды непривычно рано Чаромора вошла в гостиную, где Трумм старательно раскрашивал вечернее небо Африки. Выглядела Чаромора такой измученной и удрученной, что Трумм испугался.
- В чем дело?! - воскликнул он.
- Я не спала ни минуты,- пробормотала Чаромора, сильно волнуясь, и побарабанила кончиками пальцев по лбу.- У меня в голове все смешалось.
- А все-таки что случилось? - заботливо допытывался Трумм.
- Пока ничего,- простонала Чаромора,- но скоро случится. Скоро стрясется беда. С самой полуночи меня одолевают кошмары. Эти видения меня вконец измучили.
- Мы должны что-то предпринять! - воскликнул Трумм.
- Птицы,- произнесла Чаромора, глядя напряженно перед собой в пустоту.- Опять эти птицы... Но я не понимаю, что с ними происходит! Я даже не догадываюсь, что мне нужно делать!
- Я бывший капитан дальнего плавания и знаю: главное в любой ситуации - действовать,- сказал Трумм реши-
- Но эта дорога ведет к аэродрому!--крикнул Трумм.
- О! - взвизгнула Чаромора.- Я знаю! Теперь я знаю! Именно на аэродроме это и произойдет. Быстрее! Гони! Не то мы опоздаем!
Трумм лихо развернул машину перед самым носом милиционера и, не обращая внимания на милицейский свисток, помчался в аэропорт.
К летному полю они подъехали в тот момент, когда большой реактивный лайнер пошел на старт. Провожающие следили за ним издали из-за барьера. Все вокруг дребезжало и гудело от грохота двигателей.
Чаромора пулей вылетела из машины и помчалась наперерез самолету.
Все вокруг оцепенели от неожиданности. Трумм закрыл лицо руками и замер, как соляной столб. И тут же грохнулся на землю. Но этого никто даже не заметил. Полными ужаса глазами уставились все на Чаромору и мчащийся на нее со скоростью ветра самолет.
- Остановите эту безумную женщину! - крикнул начальник аэропорта из окна своего кабинета. Но в этом не было никакого смысла: если бы в вое и грохоте его и расслышали, вряд ли кто рискнул бы броситься за Чароморой.
Трумм с трудом встал и ринулся к барьеру.
- Эммели-ина-а! - пронзительно закричал он, но его голос потонул в свисте и рокоте самолета.
Капитан и сам не услышал своего голоса. Его охватило отчаяние.
Чаромора остановилась как вкопанная перед мчащимся на нее самолетом и медленно подняла руки.
- Что взбрело в голову этой сумасшедшей! - пуще прежнего разорялся начальник аэровокзала.- Это же реактивный лайнер, а не автобус, который может остановиться на любом углу!
Но тут он даже рот открыл от удивления.
Грохот постепенно утихал. Самолет задрал нос, медленно повернул в сторону, замедлил ход и остановился.
В тот же миг работники аэропорта ринулись к Чароморе. Десятки рук схватили ее и потащили прочь со взлетной полосы. Чаромора отбивалась от них руками и ногами и яростно визжала.
Вдруг кромешная тьма окутала аэродром. Наступившая глубокая тишина наполнилась щебетом и чириканьем.
Это щебетали и чирикали тысячи птиц.
Невиданно огромная стая дроздов-рябинников затмила небо над аэродромом.
- Эта женщина спасла самолет! - воскликнул начальник аэропорта.- Если бы самолет столкнулся со стаей, он непременно упал бы на землю! - Но тут начальник аэропорта почувствовал, что покрывается холодным потом, и в ужасе закричал: - Сейчас должен прибыть самолет из Средней Азии! Передайте немедленно, что аэродром не принимает!
Радист мгновенно выполнил его приказ.
- Они сообщили, что через десять минут у них кончается горючее,- озабоченно доложил радист.
- Значит, несчастье все равно произойдет,- застонал в отчаянии начальник аэропорта.- Вызовите неотложную медицинскую помощь и пожарные машины.
Вдруг над аэродромом пронесся резкий сипящий свист, и всем показалось, что свист пронзил их до мозга костей. Это свистела, засунув два пальца в рот, Чаромора. Кружащая над аэродромом птичья стая, словно по приказу, повернула и, шурша тысячами крыльев, стала садиться на землю около Чароморы. В одно мгновение земля вокруг Чароморы и сама она покрылись серыми птицами. Люди испуганно отступали, освобождая им место.
И тут снова рев и свист захлестнули аэродром. Самолет из Средней Азии пошел на посадку. Одновременно к аэродрому стали стягиваться пожарные машины и белоснежные фургоны "скорой помощи". Пожарники повыскакивали из машин и с молниеносной быстротой принялись раскручивать пожарные рукава. Врачи неотложной помощи кинулись к самолету.
Но к счастью, все обошлось. В последнюю минуту самолет успел благополучно приземлиться.
Начальник аэропорта, с трудом прокладывая себе дорогу среди птиц, спешил к Чароморе.
- Вы спасли от верной гибели триста пассажиров и два экипажа,- воскликнул он, обращаясь к ней.
- Не забывайте: погибли бы и птицы,- перебила его Чаромора.
- Что правда, то правда,- сказал начальник аэропорта,- но как вы узнали, что птицы прилетят на аэродром?
- Я предчувствую приближение больших несчастий,- ответила Чаромора.- К сожалению, на этот раз сигнал был очень смутным, я только в последнюю минуту поняла, что же должно произойти на самом деле.
В это время к самолету из Средней Азии подогнали трап и открыли двери. На борту самолета находилась большая группа журналистов, возвращавшихся с конференции. Едва сойдя с самолета, они стали расспрашивать, что же, собствен-
но, произошло. Узнав, в чем дело, все ринулись к Чароморе. Но путь к ней преграждала птичья стая. Тотчас защелкали фотоаппараты.
- Кыш! - прошипела Чаромора.
Дрозды-рябинники послушно поднялись в воздух и улетели. Журналисты тут же окружили Чаромору и забросали ее вопросами.
Однако Чаромора почувствовала смертельную усталость.
- Не взыщите,- сказала она.- Сегодня я немного перетрудилась, к тому же, как видите, я еще не одета. Не перенести ли нам нашу беседу на другое время?
Она быстро направилась к машине Трумма. Журналисты следовали за ней по пятам и не переставали расспрашивать, но Чаромора совсем сникла и устало молчала.
Трумм издали заметил, что Чаромора попала в затруднительное положение, и поспешил ей на помощь. Он отвел ее в машину и, прислонившись к дверце, вкратце рассказал, как все произошло.
- Пусть они приходят в четверг полнолуния,- сказала Чаромора, выглядывая из машины.- А теперь я хочу ехать домой пить кофе.
Трумм раздал журналистам пачку своих визитных карточек, где были указаны его имя и адрес, и они с Чароморой отправились домой.
Наконец-то наступил долгожданный четверг полнолуния.
К указанному сроку посетители заполнили дом Трумма до отказа. Тут сновали работники телевидения и кино, радиорепортеры и множество разных корреспондентов - из газет, журналов и телеграфных агентств. Во все углы понатыкали огромные софиты и всевозможные камеры. Телевидение намеревалось транслировать в эфир прямую передачу, киношники хотели заснять Чаромору для кинохроники. Интерес к Чароморе был необычайно велик.
К этой встрече Чаромора начала готовиться с утра. Она приняла ароматную ванну и умастилась разными кремами и эмульсиями. Наряжаясь, она нетерпеливо по всей комнате разбросала платья и туфли, цепочки и браслеты, ожерелья и заколки, выбирая самые, по ее мнению, красивые. Меньше всего Чаромора думала о нуждавшихся в лечении ногах Трумма.
Наступил вечер. На небо выплыла круглая желтая луна.
В большой гостиной Трумма, откуда вот-вот должна была начаться телепередача, стояла нестерпимая жара. Включенные прожекторы нагрели помещение лучше любой печки. Все нервничали до предела, а больше всех капитан Трумм, стоявший в окружении любопытных журналистов. Репортер телевидения предупредил его, что коль скоро Чаромора еще не появилась, а передачу пора начинать, то для затравки он задаст несколько вопросов Трумму.
И вот передача началась.
- Уважаемые телезрители! - сказал репортер, глядя в объектив.- Сегодня вечером мы с вами станем свидетелями
необычайных событий. Для начала скажу только, что нас ожидает встреча с волшебницей... Нет-нет, я не шучу! А пока побеседуем с одним достойным человеком. Его странное увечье привлекло к себе серьезнейшее внимание всей мировой медицинской науки, но помочь ему она оказалась не в силах.
Тут он повернулся к разрумянившемуся от волнения Трумму.
- Расскажите нам, уважаемый капитан, как вы познакомились с Чароморой?
- Благодарю, прекрасно! - ответил Трумм. Он так растерялся от окружавшей его сутолоки, что даже не понял, о чем его репортер спросил. Трумм подумал, что поинтересовались его здоровьем.
Но тут распахнулась дверь, и взгляды всех присутствующих обратились к двери.
Павой вплыла Чаромора. Свои растрепанные космы она расчесала и выкрасила в зеленый цвет. Ядовито-зеленые пряди колыхались и развевались вокруг головы Чароморы, словно морские водоросли. А сама она с головы до пят, словно чешуей, была увешана цепочками и побрякушками, так что платья почти и не видно было. При каждом ее движении они бренчали и звенели.
Чаромора, не ожидая приглашения, подошла к ближайшему микрофону и произнесла:
- Теперь вы видите меня. Я и есть Чаромора. Молодой журналист, оказавшийся рядом с ней, спросил:
- Как мы все прекрасно знаем, волшебников не бывает. Любопытно, как вы относитесь к такой точке зрения? - И он хитро подмигнул в камеру.
Чаромора взглянула на репортера с презрительной усмешкой и ничего не ответила. Вместо ответа она как-то странно повела руками, и вдруг сквозь закрытые окна в комнату хлынули пенные морские волны.
Люди в гостиной страшно перепугались. Все кинулись спасаться. Они облепили столы, шкафы, полки, даже камеры. И только один телеоператор не растерялся и не покинул
своего рабочего места. Плавая вместе с камерой по комнате, он продолжал передачу. Благодаря его самоотверженности программа продолжалась. А Чаромора стояла среди бурлящих потоков, словно бы ничего и не случилось.
Трумм сидел на телевизоре и восхищенно наблюдал за происходящим. Рядом с ним на спинке кресла балансировал репортер телевидения. Перепуганный до смерти, он крикнул, обращаясь к Трумму:
- Уму непостижимо! А что вы на это скажете?
- Великолепно! - воскликнул Трумм.- Уже десять лет я не плавал по морю, и вот море само пришло ко мне в дом!
В комнате бушевал настоящий шторм. Столы, стулья, шкафы раскачивались, то и дело погружаясь в воду, и все только тем и были заняты, чтобы удержаться и не упасть. А в окнах свистел и дребезжал стеклами ветер.
Чаромора победоносно поглядывала по сторонам. Ее зеленые волосы снова растрепались.
Потом Чаромора успокаивающе повела рукой, и волнение улеглось. Волшебница пробормотала несколько непонятных слов, и вода исчезла, как будто ее и не было. Ну, даже капельки нигде не осталось, и ни один предмет в гостиной даже не намок. Только на ковре трепыхались несколько маленьких рыбешек, а от брызг холодной воды лопнула раскаленная лампа одного из прожекторов.
Сконфуженные люди стали слезать со своих временных пристанищ.
- Ну-у? - спросила Чаромора у молодого журналиста, - Как вы к этому относитесь?
- Невероятно! - пробормотал журналист и спрятался за чужие спины.
- Есть еще вопросы? - спросила Чаромора и обвела взглядом всех присутствующих. Вопросов не было.
- Тогда приступим к делу,- сказала Чаромора и подняла вверх обе руки. Браслеты со звоном соскользнули вдоль рук к плечам.
Что-то напевая, Чаромора стала покачиваться всем своим костлявым телом из стороны в сторону. Украшения мелодично позванивали.
Сначала Чаромора покачивалась на месте, потом стала кружить вокруг кресла, в котором сидел Трумм. Люди смотрели на нее словно зачарованные, и телеоператорам понадобилось все их самообладание, чтобы работать в подобной обстановке.
Сначала Чаромора описывала вокруг Трумма большие круги, потом все меньше и меньше и наконец неподвижно застыла перед ним. Все непроизвольно наклонились вперед, замерли и впились в нее глазами. Чародейка забормотала, и, хотя никто не мог разобрать слов, у присутствующих стали подергиваться ноги. Вдруг Чаромора громко вскрикнула. От неожиданности все вздрогнули, а Трумм с перепугу вскочил на ноги и так и остался стоять перед Чароморой - твердо и уверенно.
Трумм исцелился!
Публика пришла в восторг, но в то же время всем было как-то не по себе. Каждый старался украдкой взглянуть на свои ноги, кое-кто даже ощупывал их руками. К счастью, у всех они были в полном порядке.
- Мы стали сейчас свидетелями необычайного, ошеломляющего события,- начал репортер телевидения, когда немного пришел в себя от потрясения.- В это трудно было бы поверить, если бы все это не произошло на наших глазах. В результате несчастного случая капитан Трумм страдал неизлечимым недугом. Ему было сделано около двадцати операций, но они не принесли ему облегчения. А сейчас здесь мы с вами увидели, как он вылечился за несколько мгновений. Расскажите, пожалуйста, как вам это удалось? - обратился он к Чароморе.
Репортер протянул руку с микрофоном к Чароморе, стараясь сам держаться от нее как можно дальше.
- Эта болезнь была вызвана внутренним недугом. Как вы видели, я просто-напросто сказала несколько слов,- ответила Чаромора.
- Вы можете так лечить и другие болезни?
- Конечно,- произнесла Чаромора.- Но я все-таки предпочитаю лечить травами.
Журналисты, толпившиеся вокруг них, торопливо записывали, стараясь не пропустить ни одного слова.
- Известен ли вам секрет вечной молодости?
- Разумеется,- важно ответила Чаромора. Молодой журналист, которому в начале передачи Чаромора дала по носу, язвительно спросил:
- Почему же вы не примените его к себе? Чаромора так взглянула на журналиста, что у него мурашки по спине забегали.
- Стоит мне вернуть мою молодость, как я тотчас лишусь накопленных за долгую жизнь знаний и опыта. Я предпочитаю быть мудрой и старой, а не молодым несмышленышем.
- А знаете ли вы секрет бессмертия? - послышалось со всех сторон.
- Знаю,- ответила Чаромора и послала в камеру очаровательную улыбку.- Увы, нам заказано преступать законы природы. Это принесло бы только горе и несчастье. Ведь трудно предугадать последствия всех поступков.
- А накликать болезнь на чью-либо голову вы можете? - спросил журналист с блестящей, как бильярдный шар, головой.
- Какую пожелаете,- ответила Чаромора и усмехнулась.- Вы только назовите имя своего недруга и хворь, которую хотели бы наслать на него.
У журналиста с лысиной было несколько "добрых" коллег и начальник, на которых он с величайшей радостью наслал бы чесотку, но, конечно же, не публично, не с телеэкрана, а как-нибудь тайком, исподтишка. Чаромора его сразу раскусила.
- Да нет, я просто так поинтересовался...- пробормотал лысый и углубился в свои заметки.
Не переставая жужжали камеры, щелкали фотоаппараты. Передача по телевидению продолжалась уже четвертый час сверх отпущенного времени. Все работники телевидения как завороженные сидели у своих аппаратов, и ни у кого не поднималась рука прекратить эту передачу и начать следующую.
- Мы слышали о самых разных магических предметах, о таких, например, как философский камень или заколдованное кольцо, волшебная палочка или лампа, с помощью которых любой может творить чудеса. Есть ли у вас нечто подобное? - спросил какой-то высокий очкарик.
- Ну да,- нехотя проговорила Чаромора.- Такие вещи, конечно же, существовали и, может быть, сохранились у кого-нибудь и поныне. Но мне они не нужны, ведь я сама чародейка.
- А растения, обладающие чудодейственной силой, вам известны? - спросил кто-то.
- Вот, например, разрыв-трава. Ее следует собирать в июльскую ночь на настоящем лугу. Разрыв-трава открывает замки и запоры. Кто ее найдет, научится понимать птичий язык и чужестранную речь.
- А какой же это настоящий луг?
Но Чаромора не захотела больше отвечать.
- Я совсем заболталась с вами. Думаю, уже хватит. На том телепередача и кончилась.
Назавтра Чаромора и носа из дома не высунула. Весь день она читала газеты, заполненные ее фотографиями и статьями о ней. Поначалу такое внимание привело Чаромору в восторг, но постепенно она становилась все мрачнее и мрачнее.
С наступлением сумерек, часа, когда Чаромора привыкла вместе с Труммом пить чай из шиповника, она была уже мрачнее тучи. Чтобы хоть немного приободрить ее, капитан включил телевизор. Показывали фильм о грибах, и Чаромора все время недовольно морщилась: по ее мнению, фильм был снят человеком, ничего не понимающим в грибах. Настроение у Чароморы немного улучшилось. Но вот фильм кончился, и на экране появился диктор.
- По желанию многочисленных зрителей мы повторим вчерашнюю передачу о встрече с Чароморой.
Чаромора мгновенно снова сникла.
Увидав себя на экране в ореоле ядовито-зеленых локонов, она горестно схватилась за голову и принялась рвать на себе волосы.
Трумм молча разливал чай.
На экране взметнулись и разлились пенные волны. Глядя на них, Чаромора даже застонала.
А увидав, как она подняла руки и стала раскачиваться, Чаромора закрыла лицо руками и попросила Трумма выключить телевизор.
- О! Где же были мои глаза раньше! - запричитала она.- Не могу я смотреть, как эта вздорная старуха морочит людям голову! Ох, я горемычная Чаромора, как же я могла пасть так низко! И эти безобразные зеленые лохмы!
- А мне они показались очень даже живописными,- промолвил капитан Трумм.
- Разве для того всю свою жизнь я изучала тайны растений, чтобы теперь на старости лет красить волосы в зеленый цвет?! Я же не ветреная русалка, которая только о том и думает, как бы заманить кого-нибудь в омут. На высокой сосне нужно меня повесить за эти зеленые волосы, о, я тщеславная кикимора!
- Не слишком ли это жестокое наказание? - спросил Трумм.
В ответ Чаромора горько расплакалась.
- Никто не понимает мою несчастную душу! - всхлипывала она.
- Но меня ты ведь вылечила,- тихо проговорил Трумм.
- Я превратила это в смехотворный спектакль! - неутешно плакала Чаромора.- Неужто ты думаешь, что для лечения нужны были все эти фокусы вроде кружения и подскоков?! Это все от тщеславия! Мне просто лестно было показать, какая я всемогущая!
- Но это же так понятно,- старался Трумм утешить Чаромору.- Если бы уже в самом начале тот молодой журналист не попытался выставить тебя на посмешище, ты вела бы себя совсем иначе. А так тебе захотелось показать ему свою власть. К тому же это море было так прекрасно! Ты даже представить себе не можешь, как приятно мне было снова оказаться посреди бушующего моря!
Но Чаромора заливалась горючими слезами и не слушала его.
- Ну и дуреха же я! - всхлипывала она.- Это же был всего-навсего обман зрения! Меня следует бросить свирепым медведям, чтобы они растерзали меня на части. О, я горемычная, какая чудовищная судьба ожидает меня! - Слезы ручьями текли по щекам Чароморы,- А куда подевался тот бедный больной моряк, о котором я напрочь забыла, когда мою старую глупую голову вскружили наряды и жажда славы?
- О нем ты не беспокойся! - радостно встрепенулся Трумм.- Он пил горячее молоко с медом и выздоровел. Сейчас он уже далеко в море.
- Нет, нет! Меня нужно сжечь на костре, как сжигали в старину ведьм, потерявших скромность и стыд! - стонала Чаромора.
- Ну-ну-ну,- примирительно произнес Трумм.- Вот это было бы бесчеловечно.
Он налил Чароморе еще чаю и положил в чашку восемь столовых ложек сахарного песку, чтобы она успокоилась.
Чаромора пила чай и плакала. В конце концов она так изнемогла от слез и от сладкого, как сироп, чая, что глаза ее сами собой сомкнулись. Капитан Трумм отнес Чаромору в постель и накрыл се теплым пушистым одеялом. И она сразу уснула.
А наутро Чаромора исчезла.
Когда Трумм вошел в спальню, чтобы разбудить ее, он увидал пустую кровать и открытое окно. На подушке лежало письмо.
"Я возвращаюсь домой, такая жизнь погубит меня",- было написано в этом письме.
А по всей комнате - на полу, на столе, на стульях - валялись все ее нарядные халаты и ночные рубашки, платья и шляпы, пальто и туфли, духи, кремы, часы, цепочки и все остальное, что прежде так радовало Чаромору, и все это сверкало, переливалось и благоухало. Чаромора не взяла с собой ни единой вещички.
Так Чаромора вернулась на свой остров.
Пока она развлекалась в городе, наступила осень. Под соснами еще цвел пахучий лиловый вереск. Заросли шиповника были усыпаны крупными оранжевыми плодами. Листья на деревьях и на кустах пожелтели, а море вокруг острова потеряло свою синеву. Чаромора до блеска отмыла свой дом изнутри и снаружи. Закончив уборку, она нарвала душистых лечебных трав и развесила их под стрехой сушиться. Все крынки и горшки Чаромора наполнила шиповником и орехами, а в большой кадке засолила грибы - маленькие коричневые горькуши.
Справившись со всеми многочисленными делами, Чаромора вымыла и расчесала волосы, и они стали у нее мягкими и пушистыми. Потом она украсила брови искрящимися чешуйками плотвы и надела новый в красную клетку передник. С тех пор каждый вечер Чаромора сидела на прибрежном камне и глядела на море.
Чаромора ждала.
Но только когда море сковал первый, еще тонкий лед, она увидала того, кого ждала так терпеливо и долго. Каждый миг лед йод коньками гостя мог проломиться, и сердце Чароморы сжалось от страха. С перепугу она невольно забормотала какие-то слова, и сразу же затрещал мороз и море сковало толстым льдом. С неба, как из мешка, посыпался густой снег. Поднялась метель. Ветер выл и свистел, гнал поземку и взвивал вихри снега. Человек на коньках скрылся в снежном буране.
- Ох, я горемычная, что же я наделала! - запричитала Чаромора.
Сгибаясь под порывами шквального ветра в три погибели, она развела на прибрежных камнях большой костер. Вернуть осень Чаромора уже не решалась: кто знает, к чему это может привести.
А время шло. Чаромора совсем было отчаялась, и сердце ее замирало от страха, когда ей начинало казаться, что пришелец не заметит огня, промчится на коньках мимо острова и исчезнет в море, откуда уже никогда не сможет вернуться. Осторожно она стала заклинаниями раздувать пламя костра, но ее отчаяние было так велико, что заклинания не возымели силы. Хуже того - отчаяние даже пригасило пламя.
И вот тогда-то из снежного бурана показался смертельно усталый Трумм. Он почти превратился в сосульку, а одежду его густо запорошило снегом. Чаромора, словно птица, взметнулась ему навстречу.
- Добрый вечер! - произнес капитан Трумм застывшими на морозе губами.- Я случайно проходил мимо и решил на минутку заглянуть.
Он вытащил из-за пазухи завернутые в бумагу цветы. То были последние нежные соцветия валерианы. Трумм развернул бумагу и, склонившись в галантном поклоне, протянул цветы Чароморе.
- Ну-ну,- проговорила Чаромора, принимая цветы.- На этот раз ты ошибся. У валерианы собирают корни, а но цветы.
Выражение лица Трумма стало очень несчастным.
- Но разве они не красивые? - спросил он.
- Ах, вот оно что!--оживилась Чаромора.- Конечно, красивые.
Чаромора новела окоченевшего Трумма в дом. Она развела в очаге огонь и поставила чан с водой. Затем предложила Трумму снять коньки и мокрые ботинки и дала ему шерстяные носки, чтобы согрелись ноги. И с ног до головы укутала Трумма в большую теплую шаль.
- Как здесь славно! - вздохнул Трумм мечтательно, когда они уже сидели перед очагом, где жарко догорали сосновые шишки, и пили обжигающе горячий чай из шиповника.- Уютный теплый домик, и вокруг море. Говоря по правде, я приехал потому, что соскучился по нашим вечерним чаепитиям.
- Ты мог бы приезжать почаще,- поспешно отозвалась Чаромора.- В долгие зимние вечера здесь, что скрывать, довольно одиноко.
- Я приехал, чтобы позвать тебя обратно в город,- тихо вымолвил Трумм.- Не город тебя губит, причина в тебе самой.
- Знаю,- ответила Чаромора.- Но я должна здесь собраться с силами. По меньшей мере, эту зиму я проживу на острове. И еще я хочу составить книгу о целебных растениях, которую ты посоветовал мне написать. Вот когда с этим справлюсь, тогда, может, и вернусь в город.
- Я уже старый человек,- проговорил Трумм после долгого молчания,- а дорога к тебе была такой длинной и трудной. Позволь мне остаться здесь и помогать тебе. Ведь я могу нарисовать твои растения. Потому что, уж если говорить начистоту, я пришел просить твоей руки и сердца.
Чаромора заалела, как маков цвет.
- Я не знаю, как тебе ответить,- сказала она.- Я еще никогда не попадала в такое положение.
- Я хочу услышать только одно слово, моя дорогая Эммелина! Да или нет?
На это Чаромора торопливо прошептала:
- Да.
И вьюга и стужа за окном перешли в мягкий и теплый осенний вечер. Вокруг дома Чароморы расцвели пышные темно-красные георгины. С моря прилетела чайка и тихонько постучала клювом по оконному стеклу, но Чаромора не услышала ее. Она сидела перед очагом и смотрела в глаза своему любимому Трумму. А угли от сосновых шишек тлели огненно и жарко, распространяя по комнате приятное тепло и смолистый запах.
Темные и вьюжные зимние вечера Чаромора и капитан Трумм проводили у пылающего очага, попивая чай из шиповника и играя в "Кругосветное путешествие". Но Трумм не уставал напоминать Чароморе, что пора бы ей сесть за научную книгу о травах.
- Ты прав! - всякий раз отвечала ему Чаромора.- Вот завтра с утра и начнем. Это будет удивительная книга!
Но каждое утро выяснялось, что, прежде чем сесть за сочинение книги, необходимо переделать уйму неотложных дел. За хлопотами незаметно наступал вечер, ведь зимний день такой короткий.
Вечером, когда Трумм опять напоминал о книге, Чаромора, как обычно, отвечала ему: "Ты прав", а сама ставила на стол чайные чашки и раскладывала их любимую игру.
Во время игры Чаромора всегда приходила в необычайный азарт. Ей ужасно хотелось выиграть. Поэтому нередко случалось, что когда Трумм бросал кубик, ему выпадали сплошные двойки, а Чароморе - шестерка за шестеркой.
Как-то вечером они опять пили чай и играли. За окнами трещал мороз. Землю освещала яркая луна.
Игра шла уже вовсю, а кубик еще ни разу не побывал в руках капитана, и на карте, указывающей маршрут путешествия, не было ни одной его фишки. Зато почти все фишки Чароморы завершили свой путь вокруг света. И вот, когда Чаромора стала последний раз бросать кубик, за окном что-то зашуршало. Чаромора стала всматриваться в заоконную темь и отвлеклась от игры. На этот раз у нее выпала тройка. Это раздосадовало Чаромору, но что сделано, то сделано. Теперь она могла пройти только три шага. Сделав свой ход, она нетерпеливо встала и подошла к окну. На подоконнике, нахохлившись, сидела продрогшая чайка.
- Иди же погрейся, золотко! - позвала Чаромора чайку, открыла окно и впустила ее в комнату.- Ты спутала мне игру.
Наконец-то кубик оказался в руках Трумма. Капитан поболтал его в сложенных лодочкой ладонях и бросил на стол. Кубик томительно долго катился но столу, и Трумм с тревогой следил за его движением. Наконец тот остановился.
- Шестерка! - радостно закричал счастливый Трумм. Чаромора сразу же отвернулась от чайки и, недовольная, подошла к столу. Она посмотрела на Трумма, посмотрела на кубик и нахмурила брови. И кубик вдруг снова покатился по столу, перевернулся и лег двойкой кверху.
- Ну, как видно, в игре тебе не везет,- усмехнулась Чаромора.- Кому не везет в игре, тому везет в любви.
Она ловко схватила кубик, быстро накатала столько очков, сколько ей было необходимо для победы, и - выиграла.
- Я победила! - воскликнула Чаромора и рассмеялась. Но теперь Трумм рассердился не на шутку.
- Милая Эммелина,- сказал он,- ты же плутуешь! Он встал, схватил с вешалки шапку и тужурку, оделся, нахлобучил шапку на голову и рывком открыл дверь.
- Я ухожу,- бросил он в справедливом гневе.- Ни минуты не хочу оставаться под одной крышей с такой плутовкой и обманщицей.
И капитан энергично зашагал к берегу. Он решил вернуться в город. Ведь, в конце-то концов, там его ждал большой и уютный дом. Но, пройдя совсем немного, Трумм почувствовал, как сердце заныло от тоски. Ему стало жаль расставаться с ненаглядной Чароморой.
"Старому человеку нельзя так горячиться,- подумал он.- Неужели мне трудно уступить Эммелине маленький выигрыш, если он доставляет ей такую большую радость?"
Трумм повернул назад и зашагал по протоптанной тропке обратно. Луна освещала сквозь сосновые ветки землю, снег под деревьями был разрисован темными пятнами теней и яркими бликами лунного света. Капитан все шел и шел, пока вдруг не заметил, что идет он слишком уж долго. Давно бы пора ему дойти до избушки Чароморы, но ее все не было, и, кроме холодного лунного сияния, не светил ни один огонек.
Трумм ускорил шаг, чтобы вернуться домой до того, как Чаромора ляжет спать. Ему было очень холодно, да и ноги порядком устали. Только теперь Трумм догадался, что заблудился. Но бывалого капитана дальнего плавания это не очень встревожило. Кто умеет вести по звездам корабль, тот легко найдет дорогу под ясным небом и на земле. Трумм высмотрел сосну, ветви которой начинались почти от земли, залез на ее верхушку, огляделся, нашел Полярную звезду и снова нетерпеливо спустился на землю. Уже на ходу он определил, где находится, и высчитал в уме направление к дому Чароморы. В ту сторону он и направился.
Проваливаясь в глубокий снег, капитан брел через лес, через занесенные снегом полянки, снова через лес и кустарник. Он так спешил, будто за ним кто-то гнался. И в то же время не забывал поглядывать на мерцающие сквозь ветви деревьев звезды. Но избушки и след простыл. В сердце капитана закралась тревога. И тем сильнее затосковал он по Чароморе, по жаркому очагу в ее избушке.
Трумм продрог до мозга костей, от холода у пего одеревенели руки и ноги. Глаза уже ничего не видели, уши не слышали, страх сжимал сердце.
Наконец он понял, что с ним происходит что-то неладное. Неведомая сила гнала его вперед, и он, шатаясь от усталости, все шел и шел.
А Чаромора сидела в избушке и плакала.
- Ох ты моя горемычная, вот он тебя и покинул! - всхлипывала она.- Это даже к лучшему! Не нужен он тебе, этот жестокий и бессердечный Трумм! Ну и пусть уходит, раз ему так хочется! Пусть идет, идет и идет!
Разъяренная Чаромора кричала и барабанила кулаком по игре "Кругосветное путешествие" до тех пор, пока все фишки не покатились на пол. Тут сердце Чароморы снова разжалобилось, и слезы опять закапали по щекам. Она полезла под стол собирать фишки.
- Бедная, отвергнутая Чаромора,- причитала она, ползая на четвереньках по полу.- Значит, пришел конец твоему недолгому счастью! Это безудержная страсть к игре погубила тебя!
Слезы затуманили ей глаза, она не могла найти ни одной фишки. Как груда злосчастья, сидела Чаромора на полу посреди комнаты - волосы растрепанные, нос красный, глаза опухшие. Она всхлипывала и всхлипывала, пока не уснула тут же на полу.
На рассвете Чаромора очнулась от короткого тревожного сна. Комнату выстудило, и старуха дрожала от холода. Она хотела развести в очаге огонь, но дрова кончились, и ей пришлось выйти за ними во двор.
Чаромора стояла у поленницы и накладывала поленья на согнутую в локте руку, когда ей вдруг показалось, что она слышит шаги Трумма. От неожиданности Чаромора уронила дрова и повернулась.
И правда: со стороны леса приближался капитан Трумм. Он шагал напрямик к ней, бледный до синевы, и глазами, полными ужаса, глядел неподвижно перед собой. Он все шел и шел, но ноги у него одеревенели, и шаг был короткий и неуверенный.
Неожиданно Трумм под прямым углом свернул в сторону от ожидающей его Чароморы и, не видя ничего вокруг себя, стал снова отдаляться от дома.
- Трумм! Куда ты идешь, Труммчик! - закричала Чаромора.
Но капитан не услышал ее. Как заведенный, уходил он все дальше. Чаромора ошеломленно глядела ему вслед. Она так растерялась, что даже не сообразила побежать за ним. А капитан уже исчез в лесу. Понадобилось немало времени, пока Чаромора пришла в себя и принялась поднимать упавшие поленья. И тут снова услышала шаги. И снова это был капитан Трумм. Обрадованная Чаромора бросила дрова на снег и побежала Трумму навстречу. Но опять повторилась та же история.
Неподалеку от дома капитан повернул под прямым углом и стал уходить обратно в лес.
Только теперь Чаромора поняла, что произошло.
- Несчастная моя головушка! - воскликнула она.- Это я тебя попутала! Ты же попал в заколдованный круг, мой бедный капитан!
И волшебница поспешно принялась выводить его из заколдованного круга. Но капитан, как заведенный, не мог уже остановиться. И только когда он по протоптанной тропе стал снова приближаться к дому Чароморы, его глаза прояснились настолько, что он узнал знакомые места и заметил перепуганную Чаромору.
- Эммелина,- горестно вздохнул он.- Всю ночь напролет я стремился домой, и все же мне пришлось обойти вокруг света, прежде чем я снова оказался у родного порога.
Неверным семенящим шагом капитан подошел к Чароморе, чтобы помочь ей собрать дрова и отнести их в комнату. Но руки его окоченели и безвольно, как плети, свисали по бокам.
- Что с тобой? - удивилась Чаромора.
- Ты ведь не сердишься, милая Эммелина? - расстроился Трумм.- Мне кажется, я весь как ледышка и могу сломаться.
- Не беда! - счастливо вымолвила Чаромора.- Нужно радоваться, что в лесу тебе не отказали ноги и ты не остался там навсегда.
Чаромора заботливо помогла Трумму пройти в дом. В комнате она осторожно посадила его к холодному очагу, затем принесла дрова и развела в очаге огонь.
- Теперь слушай внимательно, что я буду тебе петь,- обратилась она к Трумму.- Но берегись, не усни! Если задремлешь и перестанешь следить за моей песней, все может плохо кончиться.
И Чаромора запела.
Чаромора любила веселые и озорные песни. Но та, что она пела теперь, была совсем иной. Это был очень древний напев. Вместо слов были странные звуки, похожие на птичьи трели. Капитан почувствовал, как песня пронзает его, словно иглами, обволакивая голову и тело, и будто отгораживает от всего мира. Страхи и кошмары, мучившие его ночью, во время блуждания по заколдованному кругу, покинули его. Трумма охватило какое-то странное и приятное чувство. Но вместе с этим приятным ощущением на капитана напала неодолимая дремота. Неимоверным усилием воли он старался не закрывать глаза. Все, что было в комнате, поплыло перед глазами, то двоясь, то снова приобретая четкие очертания. Исчезло куда-то сковывавшее его ледяное оцепенение, тело согрелось и обмякло. Капитан блаженно закрыл глаза и тут же во весь свой рост растянулся на полу.
- Ах ты ротозей! - разгневанно закричала Чаромора.- Разве не говорила я тебе - не усни! А теперь тебе придется лежать в постели и принимать капли! Что и говорить, далеко не у каждого хватает силы воли дослушать до конца, чтобы можно было только песней освободить его от хвори.
Чаромора уложила Трумма в постель и дала ему выпить капли.
За стенами избушки завывала вьюга и мела поземка. Постепенно запорошило снегом и кругосветную тропу вокруг дома Чароморы, которую протоптал капитан в ту злополучную ночь. Только местами еще в лесу виднелась светлая полоса.
Капитан Трумм прохворал много дней.
Теперь они уже не играли в "Кругосветное путешествие". А когда капитан окреп и напомнил Чароморе о том, что пора бы ей приняться за книгу, она больше не стала увиливать. Чаромора сварила мерцающие золотистым и зеленым чернила, отыскала на полке среди иголок и ниток перо и достала стопку бумаги. Стол сразу приобрел такой вид, будто на нем свинья все рылом переворошила.
- Итак,- сказала Чаромора и положила перед собой первый чистый лист,- я начинаю писать книгу. Но вот что я скажу тебе, дорогой Трумм: она может принести больше вреда, чем пользы.
- Как же ты можешь так говорить? - обиделся Трумм.- Что может быть плохого от умной книги? Умные книги делают людей умнее, и хорошая книга приносит только пользу.
И капитан долго говорил о том, какая чудесная и беззаботная жизнь наступит для всех людей, когда мудрая книга Чароморы будет наконец написана. Он говорил с таким воодушевлением, что у него порозовели щеки и глаза засветились счастьем. Чаромора с нежностью глядела на капитана - какой он славный в своей чистой рубашке и как он красиво говорит!
- Отдыхай, отдыхай,- сказала она ласково,- и ни о чем не тревожься. Я сама обо всем позабочусь. А тебе нужно поправиться, чтобы страхи твоего блуждания по лесу не оставили в душе следа.
Чаромора обмакнула перо в чернила и написала: "ТРАВНИК".
Свою книгу она начала с описания того, какую пользу приносят пары, образующиеся при заваривании целебных трав. Пар, снимающий головную боль. Пар от выпадения волос, при заболевании темени, лба или затылка, при болезнях глаз и век, ресниц и бровей, горла и языка; пар, исцеляющий зубную боль и всякие другие недуги. Чаромора писала, как нужно смешивать травы и что делать, чтобы они влияли порознь или вместе. Пар правильно заваренных трав, уверяла она, облегчает любой недуг. Одни пары необходимо глубоко вдыхать, вторыми пропариваться снаружи, третьими окуривать только одежду, или постельное белье, или весь дом. С некоторыми парами следует обходиться особенно осторожно, чтобы они не повредили чего-либо или не вызвали умопомрачения. Время от времени Чаромора бросала в котелок, стоящий на горячих углях рядом с Труммом, щепотку семян или лепестков. Из котелка поднимался душистый пар, он улучшал самочувствие Трумма. Откинувшись на заботливо взбитые подушки, Трумм всматривался в зыбкие тени и слушал тихое бормотание Чароморы. На сердце у него становилось легко и радостно. Он блаженствовал в тепле и чувствовал, как силы его восстанавливаются.
Однажды вечером, когда Чаромора опять сидела над своей рукописью, капитан вдруг вскочил с кровати.
- Эммелина! - воскликнул он испуганно.- Я забыл выключить утюг!
- Ну-ну,- буркнула Чаромора, продолжая невозмутимо писать,- теперь-то что толку волноваться. За это время твой дом уже давно успел сгореть.
Но Трумм страшно расстроился.
- И все же я должен съездить домой,- настаивал он.- Мои соседи будут недовольны, если я со спокойной совестью позволю дому сгореть и даже не приду постоять на пепелище. Они и так уже считают меня человеком, который плохо разбирается в своих делах и мало о них заботится.
Чаромора подумала немного и решила: капитан настолько окреп, что они вполне могут съездить в город.
Утром они надели коньки и двинулись в путь по льду через море. Ярко светило солнце, лед был гладкий, без торосов, не запорошенный снегом. Бег на коньках приятно бодрил Чаромору и капитана, и они неслись во всю мочь. Даже не заметили, как домчались до города.
Прибыв на место, они тут же увидели, что дом стоит целехонек и никаких следов пожара нет. Зато почтовый ящик доверху набит письмами. А часть писем, не уместившаяся в ящике, лежала грудой на лестнице. Капитан отпер дверь, и они внесли письма в квартиру.
- До чего же приятно после быстрого бега на студеном ветру оказаться в теплой комнате! - обрадовалась Чаромора.
Трумм побледнел.
- С чего бы это теплой? - воскликнул он.- Ведь зима в разгаре, а печи не топлены с самой осени.
Капитан Трумм кинулся на кухню. Так и есть! Не зря он всполошился на острове: утюг не был выключен! Но, к счастью, он прожег дыру в доске для глажения и провалился сквозь нее, да так и остался висеть на шнуре, к тому же очень удачно - достаточно далеко от доски и в меру высоко от пола, чтобы они не загорелись. От утюга-то и распространялось приятное тепло по всем комнатам.
Капитан поддел раскаленный утюг сковородой и поставил на плиту остывать.
А Чаромора тем временем принялась читать письма. Кроме двух-трех новогодних открыток Трумму от его друзей, все письма были адресованы Чароморе.

Милая Чаромора!
Я очень-очень несчастна и никому не нравлюсь, и никто никогда-никогда меня не полюбит, ведь у меня круглое, как блин, лицо и ужасно большой рот. Только вы и можете мне помочь и сделать меня счастливой. Или я утоплюсь в море,

Уважаемая Чаромора!
Нас три виликих учоных и нас интирисуит разрыв-трава. Правда что ана сама атпираит замки. Где эту разрыв-траву дабыть?

Достопочтенная Чаромора!
В крайней беде обращаюсь к вам. Мой сосед хочет свернуть мне шею, и у меня нет больше мочи терпеть. Где я только не искал сочувствия! Но никто не хочет помочь. Моя последняя надежда на вас. Не можете ли вы заколдовать так. чтобы мой сад пышно цвел и приносил обильные плоды, а у него бы все зачахло и высохло? Денег у меня достаточно, так что за этим дело не станет.

Дорогая Чаромора!
Моя бабушка тяжело заболела, и она совсем больше не видит. Папа сказал, что ей уже ничто не поможет. Но я надеюсь, что ты-то сможешь помочь. Дорогая Чаромора, очень тебя прошу. А то мне страшно.

И все остальные письма были написаны в том же духе. И в каждом письме - адрес. Чародейка читала и раскладывала письма в две кучи. Одна куча получалась большая и высокая, другая - маленькая и низенькая. Когда все письма были прочитаны, Чаромора взяла большую кучу в охапку, отнесла на кухню, запихнула в топку, развела огонь и поставила варить гороховый суп. Затем сказала Трумму:
- Пожалуй, нам придется дня на два задержаться в городе, мне нужно навестить несколько больных.
Чаромора оставила капитана доваривать суп, взяла свою громадную сумку и отправилась наносить визиты.
Перво-наперво она решила проведать девушку, пообещавшую из-за своего круглого лица и большого рта утопиться в море. Чароморе эта угроза очень не понравилась.
Подходя к дому, Чаромора уже издали услышала веселые, оживленные голоса. Гулянье было в разгаре. Несмотря на холодную погоду, все окна были широко распахнуты. Оттуда неслась громкая застольная песня: "Многие лета, многие лета".
Чаромора вошла в дом и тут же очутилась в шумной свадебной сутолоке. Во главе стола сидели жених и невеста. Разрумянившееся лицо невесты было похоже на полную луну, а рот ее от счастья растянулся до самых ушей. Сидевший рядом жених не отводил влюбленного и восторженного взгляда от своей пригожей невесты.
"Ну, милая, кто-кто, а ты топиться не побежишь!" - усмехнулась Чаромора, глядя на невесту, и собралась было уходить, но ее уже заметили. К ней подошел нарядный мужчина и пригласил к столу. Чаромора, правда, объяснила, что она зашла только на минутку, но он продолжал приглашать так любезно и гостеприимно, а запахи были такие аппетитные и чародейке так хотелось есть, что она уступила соблазну и села за стол.
- Только на несколько минуток,- произнесла она.
- Я родной дядя невесты,- представился мужчина, угощая Чаромору рыбой в маринаде.- А вы, наверное, родственница со стороны жениха?
Чаромора попробовала и сказала, что такого лакомства она в жизни еще не ела.
- Неужели?! - Дядя невесты даже просиял от удовольствия.- Этого угря, между прочим, я сам поймал и замариновал. Вы должны попробовать еще мою копченую лососину! И форель! И эту фаршированную щуку! И студень из судака.
Дядя накладывал и накладывал на тарелку Чароморы разную рыбу, приготовленную по самым различным рецептам, и все рассказывал, как он поймал ту или иную рыбину и с какой приправой ее нужно есть. Чаромора не заставила себя упрашивать. Она с аппетитом лакомилась всем, что ей так радушно предлагали.
- Я вижу, что вы прекрасный рыбак и великолепный повар,- произнесла она с любезной улыбкой.
- Ах, как я рад, что вы это заметили! - воскликнул дядя в восторге.- Но я еще и охотник! Отведайте же рулет из зайчатины, и копченый олений язык, и жаркое из медвежатины.
Чароморе уже не терпелось встать и уйти, да жаль было отказываться от всех этих яств. Невестин дядя потчевал ее не только блюдами собственного приготовления, но и всеми другими свадебными кушаньями, а когда Чаромора перепробовала и сладкие блюда, и торты, он пригласил ее на танго. Чаромора
подумала было о всех больных, ожидавших ее, и о капитане Трумме, который, наверное, уже давно сварил гороховый суп. Но уже и ее захлестнуло праздничное настроение и мелодия танго так увлекала, что не хватило духу отказаться от приглашения.
"Только один танец,- подумала она.- Неудобно все-таки отказываться".
Дядя невесты оказался превосходным танцором. Он двигался так стремительно и выделывал вместе с Чароморой такие фигуры, что у той замирало сердце и она позабыла обо всем на свете. В танце Чаромора была гибка, как лоза, и легка, как бабочка. Стоило кончиться одной мелодии, как музыканты тут же начинали другую, и невестин дядя и Чаромора снова скользили но полу.
Во время одного поворота дядя вдруг пристально взглянул на нее и прошептал:
- Ваше лицо мне чрезвычайно знакомо и напоминает о чем-то совершенно исключительном. Где мы с вами встречались?
Кто знает, как долго они еще танцевали бы, не задай дядя этого вопроса. Чаромора сразу все вспомнила. И тут только она заметила, что все свадебные гости столпились вокруг них и смотрят, как они танцуют.
"Ну и ну! - подумала Чаромора испуганно.- Если я еще признаюсь, кто я такая, то мне отсюда вообще не уйти".
- Мир так тесен,- ответила она скромно.- Люди волей-неволей попадаются друг другу на глаза. По правде говоря, я и жениху не прихожусь родственницей.
Когда очередное танго закончилось и все восторженно зааплодировали им, Чаромора попросила, чтобы дядя проводил ее подышать свежим воздухом. А во дворе сказала, что теперь-то она непременно должна уйти, у нее масса неотложных дел. И как дядя невесты ни пытался удержать Чаромору, даже пригласил ее поохотиться на волков, Чаромора ответила, что она и смотреть не может, как убивают зверей, и что теперь они обязательно должны расстаться.
Прощаясь, Чаромора вынула из своей громадной сумки маленький ящичек и отдала его дяде невесты.
- Передайте это, пожалуйста, невесте,- сказала она. Когда невеста открыла ящичек, в нем оказались зеркальце в старинной раме и небольшая записка. Невеста глянула в зеркальце и весело прыснула. Потом она развернула записку. Там стояло только два слова: "От Чароморы". Невеста залилась краской, незаметно спрятала письмо под стол и стыдливо заглянула в глаза жениху.
- Мне так хотелось, чтобы у меня было узкое лицо,- сказала она.
Жених взглянул через ее плечо в зеркало и увидел в нем лицо невесты, вытянутое, как огурец.
- Вот так фокус! - воскликнул жених.- Девицу с таким длинным лицом я даже танцевать никогда бы не пригласил.
Они смотрели на свое отражение в волшебном зеркальце и прямо-таки покатывались со смеху. И кто бы ни глянул в зеркало, никто не мог остаться серьезным. Гости так развеселились, что другой такой веселой свадьбы они и припомнить не могли. Однако невеста никому не решилась признаться, что зеркальце ей подарила Чаромора, она очень стыдилась своего глупого письма.
Уже стемнело, когда Чаромора покинула свадьбу. Весело размахивая огромной сумкой, волшебница легким, пританцовывающим шагом отправилась дальше по своим делам. Раза два ей пришлось спросить, как добраться до нужного ей места, прежде чем она наконец попала туда.
- Как же я тебя ждала! - сказала маленькая девочка.- Я так боялась, что ты не придешь! Бунечка моя спит, а мамы и папы нет дома.
Девочка повела Чаромору в комнату бабушки. Та лежала с закрытыми глазами и тяжело, с присвистом дышала.
- Она даже пошевелиться не может и ничего не видит,- произнесла девочка, чуть не плача.- Ты ее вылечишь?
- Э-э,- протянула Чаромора, разглядывая бабушку.- Но у меня нет с собой нужных трав. Дай-ка мне немного поразмыслить.
Чаромора уселась в бабушкино кресло-качалку, стоявшее у окна, и, стремительно раскачиваясь, стала думать. Девочка тихо сидела на скамеечке и большими тревожными глазами смотрела на качающуюся Чаромору.
Наконец та произнесла:
- Поглядим-ка на кухне, какие пряности найдутся у твоей мамы.
Они пошли на кухню, и девочка открыла шкафчик, где мама хранила пряности. Там стояли склянки и коробочки с перцем, содой, лимонной кислотой и ванильным сахаром. Чаромора, ворча себе под нос, переставляла их с места на место.
- Ах, значит, старый добрый чабрец в суп уже не кладут? Майорана я тоже не вижу. А где же тмин? И можжевеловые ягоды? И розмарин? Семян настурции тоже нет. И огуречной травы нет. Не говоря уж о мяте. Что же это такое? Неужели мама кормит тебя только перцем да содой? Бедное дитя!
Девочка покраснела и сказала, что тмин у них только что кончился, а еще у них есть лук.
- Ладно, хоть так,- ответила Чаромора.- Надеюсь, что в таком случае у вас есть и чеснок? Ну, о сушеных грибах и о крапиве двудомной и спрашивать не стоит?
Чеснока не было, не было и сушеных грибов и крапивы.
- Может, где-нибудь в уголке буфета завалялась заплесневелая корочка хлеба? - настаивала Чаромора на своем.
Но в доме было чисто и сухо, и плесень в нем не водилась. Чаромора не на шутку рассердилась. Она высыпала содержимое своей сумки на пол. Чего там только не было! Разгневанная старуха принялась бросать вещи по одной обратно в сумку. Под конец на полу осталась только куча засохших высевок и травинок. Чаромора внимательно перебрала их и положила несколько щепоток на кухонный стол. Оставшуюся труху она сунула в карман.
- Никогда нельзя выходить из дому с пустой сумкой,- сказала она.- На всякий случай кое-что всегда нужно иметь при себе. Догадайся я еще и меду прихватить, мы как-нибудь бы и управились.
Лицо девочки просияло от радости,
- Мед у нас есть! - воскликнула она и поспешно разыскала банку с медом.
Чаромора понюхала мед и опять немного поворчала. Затем она попросила две кастрюли, распустила мед на огне, добавила в него собранных травинок, перемешала, процедила, остудила, и получилась у нее золотисто-желтая мазь. В другой кастрюле она сварила густую фиолетовую жидкость.
- Ну, авось поможет,- сказала колдунья. Старуха разыскала в сумке птичье перо, обмакнула его в мазь и смазала бабушке глаза. Затем влила ей в рот несколько капель фиолетовой жидкости.
Затаив дыхание, девочка наблюдала за Чароморой. Но никакой перемены в состоянии бабушки не произошло.
Девочка так огорчилась, что расплакалась.
- Наберись терпения, дитя мое,- проговорила Чаромора.- Болезнь приходит на конях, а уходит на волах. Завтра я снова зайду.
День изо дня Чаромора прилежно ходила к бабушке, давала ей капли и смазывала глаза мазью, и вот однажды бабушка вдруг ясным голосом сказала:
- Я вижу.
- Бунечка! - радостно воскликнула девочка.- Неужели ты видишь меня?!
Бабушка села на краю кровати. Она внимательно присмотрелась к девочке и проговорила:
Как же ты выросла, внученька!
Потом она поднялась, оделась и стала прибирать постель.
- Золотко мое, иди и накрой стол,- молвила она.- Надо же нам угостить нашу гостью молоком и хлебом с медом.
А Чаромора, довольно улыбаясь, раскачивалась в кресле-качалке, ожидая, когда ее пригласят к столу.
Много дней Чаромора металась но городу - она лечила и врачевала. Наконец-то ее дела стали подходить к концу.
Чародейка вылечила девять человек от сахарной болезни и десять от воспаления легких, а еще одного от бессонницы. Шестеро глухих слышали теперь каждый шорох, а восемь немых болтали дни и ночи напролет. Человек двадцать слепых стали зрячими. Сорок бабушек и тридцать дедушек были бодры и здоровы почти как в молодости.
За это время Чароморе пришлось семь раз возвращаться на остров за лечебными травами.
И вот теперь ей вообще невозможно стало показаться на улице. Стоило ей где-нибудь появиться, как ее тут же окружала толпа восхищенных людей, требовавших, чтобы чародейка продемонстрировала свое искусство. В конце концов такое внимание до смерти надоело колдунье.
- Очень уж трудно становится мне в этом городе,- пожаловалась она капитану Трумму.- Вернемся-ка лучше домой.
Трумм охотно согласился. Он тоже тосковал но тишине и покою острова. Только ему хотелось до отъезда нанести еще один визит. Дело в том, что на улице он неожиданно столкнулся со своим бывшим школьным товарищем, который долгие годы работал за границей и только недавно вернулся с женой в родной город.
- Хорошо, хорошо,- согласилась Чаромора.- Только не говори им, кто я такая.
Вечер в гостях удался на славу. Жена друга угощала их кофе с пирогами и пирожными, испеченными по рецептам той далекой страны, откуда они приехали. Хозяева наперебой рассказывали занятные истории из своей жизни в далекой чужой стране и о том, что они там видели.
- Вообразите только, нас познакомили с местным колдуном! - воскликнула хозяйка дома и очаровательно рассмеялась.- Даже представить трудно, как серьезно туземцы верят в его колдовскую силу!
Капитан Трумм озабоченно взглянул на Чаромору. Но Чаромора как ни в чем не бывало вежливо улыбнулась и проговорила:
- Ах, как интересно!
- Кстати,- проговорил хозяин,- мы записали на магнитофонную ленту песню, с которой он ворожил удачу охотникам. Очень своеобразная песня. Сейчас вы ее услышите.
Он встал, достал кассету и включил магнитофон. Послышалась барабанная дробь, потом высокий мужской голос запел.
Трумм взглянул на Чаромору. И увидел, как в ее глазах вспыхнул и погас огонь. Но Чаромора тут же откинулась на спинку кресла и вся превратилась в слух.
Голос с магнитофонной ленты словно гипнотизировал, темп песни постепенно убыстрялся, а ритм становился все тревожнее и возбужденнее.
Вдруг хозяйка дома подняла глаза к потолку и вскрикнула. Все испуганно взглянули на потолок.
И было на что смотреть!
Под потолком с тихим шорохом летали дюжины две жирных фазанов. Хозяин испуганно вскочил со стула.
Чаромора неприлично громко расхохоталась.
- Что и говорить, знатный колдун! - закричала она пронзительно.
А птиц становилось все больше. Им уже было тесно летать. Иные из них стали садиться на пол и на мебель. Несколько птиц подлетели к чародейке, и та подставила им свою ладонь с крошками пирога. Птицы тут же принялись клевать.
- Выключи же магнитофон! - воскликнула хозяйка. Хозяин кинулся к магнитофону и выключил его. Птицы всполошились и начали судорожно хлопать крыльями. Хозяева с испугом глядели на этот переполох. Чаромора едва заметно улыбалась и напевала что-то себе йод нос. Постепенно птицы успокоились, перестали биться, приникли к самим обоям и вдруг снова превратились в прекрасный рисунок на них.
- Какая невероятная история! - произнес хозяин дома, с недоверием разглядывая обои.- Мы не раз слушали эту ленту, но такого не случалось еще ни разу.
- О, не беспокойтесь,- захихикала Чаромора, стараясь не глядеть на капитана.- Было очень весело.
Они снова занялись беседой и кофе, и хозяева дома быстро оправились от потрясения. По правде говоря, они даже оживились и загордились, что обладают такой необыкновенной магнитофонной записью и красивыми обоями такого необычайного свойства.
Но вскоре Чаромора почему-то заволновалась и стала тревожно поглядывать в окно.
- В чем дело? - приветливо спросила хозяйка дома, заметив ее волнение.
- Ничего, ничего,- проговорила Чаромора, стараясь скрыть беспокойство. Какое-то время ей это удавалось, но вдруг она вскочила и закричала: - Какая халатность!
И тут же выбежала из комнаты.
Хозяева испуганно смотрели ей вслед. Хозяйку даже немного обидели слова Чароморы, она их приняла на свой счет.
- Она часто такая... немного странная? - спросил хозяин осторожно, чтобы не обидеть капитана Трумма.
- Нет... не очень...- пробормотал капитан в ответ.- Но в последнее время она много и напряженно работала. Боюсь, что она переутомилась.
Чаромора ринулась вниз по лестнице и выбежала на улицу. Не обращая внимания на людскую сутолоку и поток машин, она пробежала несколько кварталов, остановилась перед одним восьмиэтажным домом и протянула вперед руки. В тот же миг на руки ей шлепнулся маленький пухленький мальчуган, выпавший из открытого окна самого верхнего этажа.
Конечно, тут же вокруг Чароморы собралась толпа. Чаромора сильно разнервничалась и помрачнела. Она сунула ребенка стоящему рядом с ней человеку и кинулась прочь.
Через несколько минут, слегка запыхавшись, она вернулась к столу.
- Мои нервы совсем сдали,- жалобно сказала она Трумму.- События сменяются как-то слишком быстро и нагромождаются одно на другое. Я ни на чем не могу сосредоточиться.
Хозяин и хозяйка дома сочувственно улыбнулись.
- Голубушка, вам следует отдохнуть,- сказала хозяйка.- Хороший отдых творит чудеса.
- Сегодня же вечером мы вернемся домой на остров,- решительно сказала Чаромора.
Так они и поступили, прихватив с собой моряцкий сундучок, куда Трумм упаковал все свои рисовальные принадлежности, все свои чистые носки и теплый шерстяной свитер.
А время шло.
В море таял лед и бушевали штормы.
На остров Чароморы пришла весна.
Весь конец зимы Чаромора и капитан Трумм работали над книгой. А теперь дело застопорилось. Им совсем не сиделось в комнатах. Весеннее солнце заливало остров, и с каждым днем становилось все теплее.
Однажды утром они проснулись от странных курлыкающих звуков.
- Лебеди! - воскликнула Чаромора и вскочила с кровати.
Трумм заметил, что глаза у нее сияют, как у девушки. Он тоже поспешно вылез из-под одеяла.
Лебеди опустились на остров Чароморы. Они заполонили все побережье, море и небо. Заметив Чаромору, несколько лебедей, взмахивая прекрасными белыми крыльями, подлетели к ней. Длинными гибкими шеями они касались щек Чароморы и снова взмывали в небо. Время от времени они садились на воду и, выгнув шеи, прекрасные и горделивые, скользили по водной глади моря. Вся округа звенела от диковинного курлыканья.
Капитан очарованно смотрел на лебедей. Ничего подобного он никогда не видывал. Он даже не осмеливался подойти к Чароморе - такими удивительными казались ему чародейка и большие белые птицы.
Чаромора ходила меж лебедей, гладила их перья, что-то говорила. Она совсем не замечала, куда ступают ее ноги, идет ли она по песку или гальке, спотыкается ли о прошлогодний камыш или бредет в по-весеннему холодной воде. Чаромора видела только лебедей.
Перелет лебедей длился несколько дней. Прилетали все новые и новые птицы, а прежние улетали на север, к местам гнездовий. Все дни Чаромора и капитан проводили на берегу. Трумм чувствовал, что он никогда не забудет это время.
Капитан Трумм был коренным горожанином. Он родился в большом каменном городе. Когда вырос, ушел из города сразу в море. Суда, на которых он плавал, заходили всегда только в гавани больших городов, так что у Трумма за всю жизнь не было случая пожить в деревне.
Капитан еще никогда не видел, как просыпается весной природа, и теперь весеннее пробуждение полностью захватило его. Первые желтые цветы мать-и-мачехи, найденные им среди камней, приводили его в восторг. И капитану очень захотелось самому вскопать сырую пахучую землю. В шкафах и на полках Чароморы среди пучков засушенных трав и между грудами кореньев лежали всевозможные семена. Посмеиваясь про себя - что-то получится? - капитан разбросал на вскопанных грядках несколько пригоршней семян.
Когда же капитан Трумм увидал первую бабочку, он совсем потерял голову и, как мальчишка, целый день бегал за ней. Вечером капитан достал карандаши, краски, кисти и принялся рисовать. Ни секунды не задумываясь, он сразу же отложил в сторону черный карандаш. И дни напролет стал рисовать акварельными красками и пастельными мелками. Он рисовал почки и сережки на деревьях, бабочек и букашек, стебельки травинок и, конечно же, голубое небо и море. Капитан Трумм прямо-таки ошалел от буйства красок и света, от запахов и голосов весны. Ничего другого он не видел и не слышал. Зато Чаромора мрачнела день ото дня.
- Ну вот,- сказала она однажды Трумму,- мне кажется, меня ты уже совсем не замечаешь.
- О-о! - произнес капитан мечтательно.- А ты чувствуешь, как пахнет воздух? От дыхания сырой земли и распускающихся почек у меня с утра до вечера кружится голова.
- Ну-ну,- пробормотала Чаромора.- Сколько я себя помню, такое бывает каждую весну.
Весна набирала силу, восторг и восхищение Трумма все росли, зато Чаромора хмурилась все больше.
Когда настало время подснежников, калужниц и купавок, очарованный капитан целые дни проводил на лужайках и в кустарнике и не приходил домой даже пообедать.
Теперь Чаромора ходила мрачнее тучи.
- Что за мысли тебя одолевают, которые обязательно нужно обдумывать в кустарнике? - спрашивала она у капитана.
- Дорогая Эммелина,- ответил капитан виновато,- мне хотелось бы нарисовать тебя.
И он стал писать портрет Чароморы. Вокруг нее он нарисовал цветущие подснежники и расправляющих крылья лебедей. А стояла она на белом морском песке, усеянном розовыми ракушками и зелеными водорослями. Чаромору он изобразил так, чтобы отблески вечерней зари падали на морщинистое лицо, и на картине щеки ее нежно румянились.
Чароморе картина очень понравилась. То и дело подходила она поглядеть на свой портрет и почти совсем перестала заглядывать в зеркало. И однажды утром она сказала Трумму:
- Ну и ну! Ты, кажется, так и не понял, кого взял в жены.
Я прекрасно знаю, кто моя жена,- ответил Трумм,- но что с того?
Чаромора горько вздохнула.
- Ты даже не видишь, какая я на самом деле,- сказала она.- Ох, кажется, я околдовала тебя и привязала волшебными лентами к своему острову.
Весь день Чаромора была не в духе и колючая, как еж. Назавтра, только Чаромора проснулась, к ней подошел капитан Трумм.
- Иди же скорей, посмотри! - воскликнул он. Вид у капитана был такой счастливый и довольный, что Чаромора, не говоря ни слова, последовала за ним.
Трумм повел Чаромору к своим грядкам. Каждое брошенное им в землю семя пустило крохотный зеленый росточек.
- Взгляни, все семена взошли! - ликовал капитан.
- Ну-ну,- сказала Чаромора, внимательно рассматривая грядки.- Это лопух. Ты посеял семена слишком часто, у лопуха вырастут широкие раскидистые листья.
Трумм присел на корточки и пальцем осторожно погладил каждый росточек.
- Это я пробудил их к жизни! - воскликнул он счастливо.- Взял в темном шкафу сухие семена, вынес их на свет и зарыл в землю. Благодаря мне они ожили! Ведь я совершил настоящее чудо!
- Ну-ну,- пробормотала Чаромора угрюмо.- Тоже мне чудотворец!
Целый день она хлопала дверьми и окнами и швыряла все, что попадалось ей под руку. А Трумм сидел на огороде и рисовал едва проклюнувшиеся росточки своего лопуха.
Вечером, сметая в кучу разбитые и поломанные ею вещи, Чаромора укоризненно произнесла:
- Видно, пора и мне отправляться в путь и заняться моими делами.
Трумм был так глубоко погружен в свои мысли, что только пробормотал:
- Конечно же, дорогая Эммелина.
- Может, мне уж и не возвращаться на остров?! - проговорила Чаромора дрожащим голосом. Но капитан словно и не слышал ее.
- Ты заметила, насколько они подросли за сегодняшний день? - восторженно спросил он.
Такое равнодушие оскорбило Чаромору до глубины души. Ах, значит, для Трумма какие-то лопухи важнее! Едва сдерживая слезы, Чаромора принялась надувать свои воздушный шар, надула его и поднялась в воздух. Она так горевала, что даже не обратила внимания, куда и с какой силой дует ветер, чтобы приноровиться к его порывам. И ветер бросал и трепал ее, как хотел. Но Чаромора и этого не замечала, она только всхлипывала время от времени, вспоминая о своей обиде.
Ветер гнал шар Чароморы над морем. Он занес ее в тяжелые грозовые тучи, и старуха промокла насквозь.
- Вот простужусь и заболею воспалением легких,- обиженно бормотала она себе под нос.- Тогда-то Трумм поймет, кого потерял.
Внезапно вокруг Чароморы засверкали яркие молнии. Воздух содрогнулся от раскатов грома.
- Ах, какая дивная гроза! - закричала Чаромора, перекрикивая раскаты грома.- Поделом Трумму, если в меня попадет молния!
От грозы на сердце у Чароморы немного полегчало. К тому времени, когда ураган скрылся за горизонтом, настроение у нее стало вполне благодушным.
Теперь Чаромора уже принялась осматриваться, куда это ее занесло. Внизу простиралась безжизненная пустошь, покрытая пеплом и грудами шлака. И она снова загрустила.
- Ах ты моя горемычная! - проговорила она дрожащим от обиды голосом.- Знал бы бедняжка Трумм, куда тебя забросило!
Длинные трубы извергали в темноту ночи раскаленное дыхание. С разлету Чаромора зацепилась за самую высокую трубу и повисла на ее зубчатом краю. Над трубой клубился мерцающий искрами ядовитый дым. Время от времени из дыма всполохами вскидывались яркие багровые языки пламени.
Чаромора почувствовала, что ей нечем дышать. Она высунула голову из облака дыма и глотнула свежего воздуха. Веревки, которыми Чаромора привязалась к воздушному шару, перегорели, воздух с шипением вырвался из шара, и пустая оболочка упала вниз, в недра трубы.
Из трубы снова вырвалось пламя и обдало Чаромору обжигающим жаром. Одежда на Чароморе, тихо потрескивая, начала тлеть. Дым обволок ее густой пеленой, и у ведьмы помутилось сознание, но, превозмогая себя, она стала перелезать через край в трубу - должна же она была найти свой шар!
От жалости к себе и Трумму Чаромора громко зарыдала. Сердце ее смягчилось, все обиды улетучились. Но она уже висела внутри трубы и могла в любую секунду рухнуть вниз, в бушующий огненный смерч.
- Этак ты и взаправду сгоришь в огне,- прохрипела она.- И никто никогда не узнает, куда ты подевалась. Ох, мой милый Трумм, на кого же я тебя покину! Что за напасть, зачем я только полезла в эту трубу!
Чародейка хотела заговорить огонь и отвести в сторону дым, но ее воспаленные губы бормотали какие-то ненужные, беспомощные слова. Волшебная сила покидала ее. Огонь и дым не повиновались ей, наоборот, они все плотнее окутывали ее.
- Нет, нет, жизнь не может кончиться! - недоуменно прошептала Чаромора.- Нет, не может такого быть!
Ее руки нащупали обжигающе горячую железную лестницу, встроенную в трубе, и Чаромора стала карабкаться по ней. Это потребовало огромных усилий, потому что руки и ноги совсем ослабли, голова кружилась, а сердце готово было остановиться. Но упорство взяло верх. И, о счастье! С одной из перекладин свисал воздушный шар! Чаромора схватила его. Наконец колдунья поднялась на край трубы. Лестница, перекинутая через край, уходила к земле. Уже плохо соображая, Чаромора шаг за шагом стала спускаться вниз. Иногда она теряла сознание, но ее цепкие костлявые пальцы, как птичьи лапки, цеплялись за перекладины. Чаромора была уже совсем близко от земли, когда пальцы разжались и она без сознания рухнула на кучу шлака.
А как же капитан Трумм? На следующее утро он даже не заметил отсутствия Чароморы. Едва забрезжило, он тайком, захватив с собой карандаши и бумагу, сбежал из дома. До
самых сумерек сидел он на своих грядках с лопухами и увлеченно рисовал каждое растеньице, каждый стебелек, каждый листочек, а на листочке каждую прожилочку, радуясь, что никто не отвлекает его от любимого занятия. И только когда спустились сумерки и глаза перестали различать отдельные предметы, он собрал краски и бумагу и поплелся домой.
На море штормило. Порывы ветра то распахивали, то захлопывали дверь дома, да с таким треском, что Трумм услышал это за версту.
- Чем же занята Эммелина, что позволяет ветру ломать дверь? - подумал капитан вслух.
В животе у него бурчало от голода, и Трумм старался уже издали по запаху догадаться, что будет на ужин. Но дым из трубы не шел, окна не светились. Над крышей, тревожно крича, летала чайка. Удивляясь и ничего не понимая, Трумм вошел в дом. В комнате было пусто и холодно, как в погребе.
Только теперь, словно сквозь туман, Трумм вспомнил угрозу Чароморы покинуть остров.
Совсем растерявшись, он развел в очаге огонь и принялся варить суп. Когда суп сварился, Трумм поел сам и предложил чайке, влетевшей за ним в комнату, но чайка не стала есть из рук капитана и продолжала жалобно кричать.
А ветер тем временем усиливался. Тревога капитана росла. Он думал о Чароморе, затерявшейся где-то там в шторме, и обо всех кораблях, плывущих в бушующем море. Наконец он не выдержал, надел теплый шерстяной свитер и отправился на берег. Нужно было разжечь костер, чтобы облегчить Чароморе возвращение домой, а еще для того, чтобы корабли заметили близость земли и рифов.
Шторм бушевал ночь напролет, весь следующий день и еще одну ночь. Обе ночи капитан провел на берегу, поддерживая в костре яркий огонь.
Только на заре третьего дня он заметил на поверхности утихающего моря какой-то предмет. Это была полуразбитая легкая парусная лодка, которую ветер гнал к острову. Два совсем молоденьких паренька, один с бородой, другой длинный
как жердь, пытались провести лодку к берегу, лавируя меж камней.
Когда нос парусника врезался в прибрежный песок, капитан увидел, что в лодке лежит девушка с волосами цвета ореховой скорлупы, с закатившимися глазами и лицом, белым как снег. Рядом громоздилась куча разных музыкальных инструментов, залитых морской водой.
- Наша сестра совсем обессилела,- сказал бородач,- а парусник сильно пострадал, налетев на рифы. Ты не приютишь нас на время, пока сестра оправится, а мы починим нашу лодку, чтобы плыть дальше?
- Конечно, оставайтесь,- сказал Трумм и помог перенести девушку к костру.
Парни вылили воду из размокших инструментов и стали озабоченно стучать по набухшему дереву. В ответ инструменты только тихо сипели.
- А что, если на них уже нельзя будет играть? - спросил парень, и вид у него при этом был совсем несчастный.
Капитан потрогал лоб девушки и холодную как лед руку.
- Вашу сестру необходимо как можно скорее отнести в сухое и теплое место,- сказал он ребятам.- Пошли.
Дома Трумм уложил девушку в кровать и заварил чай из шиповника. Но девушка лежала без сознания, и ему не удалось напоить ее горячим чаем. Зато ребята, попив чаю, быстро согрелись. Когда же они съели еще и позавчерашний суп Трумма, то совсем осоловели и повалились спать прямо у очага, в обнимку со своими инструментами. Трумм тихонько вынул инструменты из ослабевших рук и отнес их для просушки во двор. После этого он стал приводить девушку в чувство.
Вот бы Чаромору сюда! Без нее Трумм сам не свой. Но ждать было некогда, девушка нуждалась в помощи. Капитан достал рукопись будущей книги Чароморы и стал изучать ее. Но Чаромора успела написать только об исцелении паром, и Трумму пришлось прибегнуть к этому способу. Мучаясь сомнениями, правильный ли он выбрал рецепт, капитан принялся искать в запасах нужные травы. От напряжения он даже
вспотел. Ведь и он порядком устал, сидя по ночам у костра в ожидании Чароморы, но сейчас ему было не до отдыха.
Наконец котел был наполнен травами. Оставалось вскипятить воду и окурить комнату паром. Трумм волновался, не случится ли что-нибудь непредвиденное, но ведь надо же было помочь попавшей в беду девушке!
Стоило Трумму втянуть носом пар, и у него словно гора с плеч свалилась. Его уже не волновала судьба Чароморы, и до потерпевших кораблекрушение ему не было никакого дела. Наоборот, вся их история показалась ужасно смешной. Посмеиваясь, капитан сел у очага и стал с интересом ждать, что произойдет дальше.
Скоро клубы пара, поднимавшиеся из котла, дошли до девушки. Щеки ее порозовели, девушка чихнула и открыла глаза. Улыбаясь, она села на краю кровати и огляделась вокруг. Заметив Трумма, девушка залилась смехом. Трумм во всю глотку захохотал ей в ответ. А пар заполнил уже все помещение и стал оседать. Теперь захихикали и спящие на полу братья. Поначалу они смеялись во сне. Но прошло совсем немного времени, они открыли глаза и вскочили на ноги.
И пошло-поехало! Ребята пели, плясали и покатывались со смеху. Да что ребята! Даже капитану Трумму показалось, будто он совсем молодой развеселый парень. Когда вода в котле выкипела и огонь в очаге стал гаснуть, Трумм подбросил дров, налил в котел воду и положил новую порцию трав. И веселье продолжалось. Днем и ночью клубы пара, как облака, плыли по дому Чароморы, в конце концов с потолка закапало, и все в доме, даже подушки и одеяла, промокло так, будто шел самый настоящий теплый дождь. С толстого пушистого ковра брызги разлетались во все стороны, стоило кому-нибудь ступить на него. Страницы рукописи Чароморы плавали по воде, как кораблики. Конечно же, отсырели и все насушенные ею травы. Картонная коробка, в которой Чаромора хранила порошки различных споровых растений, раскисла, и споры расплылись по всему дому. Прошло совсем немного времени, и на стенах, столах, шкафах повылезли грибы.
С капитана Трумма и его гостей текло так, будто они только что вышли из моря. Их мокрые волосы растрепались, от затянувшегося веселья под глазами появились огромные тени, лица осунулись. Словно призраки, кружились и прыгали они в клубах пара и хохотали во весь голос. И все заботы как ветром сдуло. Ну и пусть капает, пусть течет, пусть все мокнет! Ничто их не заботило, ничего они не помнили.
В конце концов кончились дрова, а поскольку никто не смог наколоть новых, в насквозь промокшем доме наступил наконец-то покой. Едва пар рассеялся, как они, утомленные, повалились на пол среди грибов и уснули мертвым сном.
Когда капитан Трумм раскрыл глаза и огляделся вокруг, на сердце ему словно гиря легла. Чаромора все еще не вернулась. По всей комнате росли грибы. Сыроежки и белые, опята и грузди, лисички и шампиньоны, дождевики, сморчки, рыжики и много всяких других, которым Трумм и названия не знал. Посреди грибов, прямо на полу, спали ребята и девушка, лица у них были бледные и измученные.
- О, что я наделал! - пришел Трумм в отчаяние.- Ведь я хотел им только добра!
Трумм встал и открыл настежь окна и двери. Легкий весенний ветерок стал продувать проросший грибами дом. Глотнув свежего воздуха, медленно открыл глаза парень с бородой. Другой парень и девушка продолжали спать как убитые.
Капитан и бородач вышли во двор под яркое весеннее солнце. Стоял теплый ясный день. За лесной опушкой тихо шумело море. Щебетали птицы.
Парень стал озабоченно осматривать музыкальные инструменты, вынесенные Труммом для просушки. Под его пальцами инструменты тихо позванивали, они хорошо просохли, только, конечно, были расстроены. Парень взялся их настраивать. Звуки разбудили долговязого и девушку.
- Ну и ванну ты нам приготовил! - сказала девушка Трумму.
Ребята рассказали капитану, как им захотелось увидеть дальние страны, они покинули родительский дом и теперь странствуют по всему свету, стараясь песней и игрой радовать людей.
Трумму это очень понравилось. Он рассказал ребятам о Чароморе и о ее научной книге, которая поможет людям.
- Вот только Чаромора улетела, и я совсем не знаю, что с ней приключилось,- печально заключил Трумм свой рассказ.
- Я уверена, она скоро вернется! - быстро проговорила девушка - она не могла видеть ни одного грустного лица.
Музыканты наперебой утешали Трумма, как могли, и у капитана немного отлегло от сердца.
- Нужно осмотреть лодку,- сказал наконец долговязый.- Пора в путь!
Шторм изрядно потрепал их парусную лодку. Нужно было залатать парус, поставить новую мачту, законопатить щели между досками, давшими течь. Так что работы хватало.
Все же кое-как дело продвигалось.
Вечером после ремонта лодки капитан принялся собирать грибы, убирать и чистить дом и сушить перед очагом Чароморину рукопись. Однако рукопись имела плачевный вид: страницы раскисли, чернила размыло. Листы были чистые, как новенькие, на них не сохранилось ни единого слова. Трумм опять помрачнел. Теперь-то он понял, что ему следовало бы чаще смотреть своей Чароморе в глаза и меньше сидеть на грядках с лопухами. Но было поздно: Чаромора исчезла, а он такого натворил, что и думать тошно.
Под ласковым вечерним небом музыканты бренчали на своих инструментах и старались песней хоть немного развеселить Трумма.
Прошло еще несколько дней, прежде чем починенное суденышко смогло поднять паруса. Подхваченные свежим морским ветром, путешественники покинули остров. Трумм стоял на берегу и махал на прощание. Перед ним расстилалось и сверкало на солнце синее море, а за горизонтом манил весь мир.
Подгоняемая попутным ветром, парусная лодка бойко скользила по воде. Вода за парусником расходилась прямым, быстро расширяющимся с конца клином, и в самой дальней стороне этого вытянутого треугольника маленькой надежной точкой лежал остров Чароморы.
Трумм дал музыкантам с собой целую кастрюлю грибного супа. А девушка, тайком даже от парней, прихватила пучок "веселой" травы.
На закате дня музыканты повстречали большое, тяжелогруженое судно. Моряки заметили их, застопорили моторы и прокричали в рупор, что хотят с ними поговорить.
Парусную лодчонку вместе со всем содержимым подняли на палубу судна. И только там девушка и парни вышли из лодки.
Капитан пригласил их в свою каюту.
- Мы попали в район подводных рифов,- сказал он озабоченно.- Может быть, вы сумеете вывести нас отсюда?
Бородатый парень ответил, что и они впервые плывут по этому морю и со своего легкого суденышка, которое сидит совсем неглубоко, не заметили никаких подводных скал.
- Жаль, жаль,- сказал капитан,- значит, от вас нам помощи ждать не приходится.- И при этих словах его лицо совсем помрачнело.
Пригорюнились и остальные моряки, когда услышали, что парни и девушка не лучше их знают море.
Капитан предложил музыкантам поужинать и переночевать на судне, а уж наутро отправиться дальше в путь на своей парусной лодке. Музыканты с радостью приняли это предложение.
Настроение у моряков было подавленное. Ребята старались и песнями и музыкой развеять их тревогу, но настоящего веселья так и не получилось.
Тогда девушка прокралась на палубу, где уже совсем стемнело, нашла укромное безветренное место и разожгла под котелком огонь. Вскоре облака пара окутали судно.
И всех тревог как не бывало!
- И чего мы тут нюни распустили! - воскликнул капитан.- А ну, морячки, полный вперед! Не зимовать же нам здесь среди рифов!
Судно стрелой рванулось вперед. Оно так неслось сквозь тьму, что вода пеной вскипала за кормой, а моряки на палубе скакали и прыгали в облаках пара, музыканты во всю мочь играли на своих инструментах и на все голоса распевали песни. Поднялся такой тарарам, что море ухало в ответ. Корабль то и дело менял курс, и от крутых поворотов моряки, словно поденные, валились на палубу.
Вдруг раздался страшный грохот. Судно резко остановилось, будто кто-то дернул его за вожжи. - Мы сели на рифы! Мы сели на рифы! Спасайся, кто может! - радостно сообщил капитан. Под собственные ликующие крики моряки спустили на воду спасательные шлюпки и попрыгали в них. Им казалось, их ожидает небольшое увеселительное путешествие до ближайшей гавани. Туда-то они и прибыли на рассвете следующего дня вместе с музыкантами - без кровинки в лице, окоченевшие от холода и перепуганные до смерти. Покинутый корабль стал быстро тонуть. Из зияющей в корпусе судна дыры пенящейся струей выливался вонючий мазут. И все шире и шире расплывался по поверхности моря.
Когда Чаромора, наконец, пришла в себя, то никак не могла сообразить, как долго пролежала она на куче шлака. Может, час, а может, день или даже целую неделю. Вокруг было темно и моросил дождь.
Все тело болело от ссадин и ожогов. В трубе чародейка угорела, и теперь у нее перед глазами плясали огненные круги. - Ах ты моя горемычная! - запричитала Чаромора.- До чего же ты вспыльчивая! Чуть что не по тебе, так ты хоть в огонь с головой!
Чаромора подумала, что воздушный шар должен быть где-нибудь поблизости. Но цел ли он, да и хватит ли у нее сил надуть его? Чаромора напрягла всю свою волю. Сил ей придали и мысли о капитане. Что-то он, бедняга, делает там на острове в одиночестве? Чаромора почуяла: с Труммом стряслась беда. Воздух в шаре все же как-то держался, и Чароморе удалось его надуть. Но канаты и веревки обуглились и рассыпались. Чаромора с трудом разорвала обгоревшую до дыр рубашку на полосы и привязалась к воздушному шару. Теперь можно было осторожно подняться в воздух. Под проливным дождем Чаромора полетела над темнеющими полями.
- Эй ты, мертвый пепел! Не видать тебе живой Чароморы! - разнесся над пустошью ее пронзительный крик.
Прошло немало времени, прежде чем внизу исчезли горы шлака. За ними простиралась пустошь, за пустошью потянулось болото с низкорослыми кривыми соснами и бездонными оконцами меж кочек. Чаромора облегченно вздохнула. Она была спасена! Колдунья опустилась на один из болотных островков с блестящим, как глаз, озерцом, и уткнулась лицом в мокрый мох. Вокруг краснели крупные ягоды прошлогодней клюквы. Задыхаясь, Чаромора хватала их губами прямо с кочек и чувствовала, как к ней возвращаются силы. Она долго ползала на четвереньках между кустами вереска и багульника, прежде чем нашла то, что искала. Ногтями она выковыряла из земли несколько корешков, разжевала их и наложила на раны. И почти сразу боль отпустила. На берегу озерца Чаромора нарвала охапку прошлогодней травы, устроила из травы и мха уютное местечко между елками, натянула на себя вместо одеяла пустой воздушный шар и провалилась в глубокий сон.
Когда она, наконец, проснулась, в синем небе сияло теплое солнце, и Чаромора почувствовала себя снова здоровой и бодрой. Только слабость все еще давала себя знать, да и вид у нее был ужасный: вся в саже и копоти, а подпаленные огнем волосы торчали во все стороны. Одежда волшебницы превратилась в лохмотья.
Чаромора радостно вскочила и прыгнула в бездонное болотное озерцо, шумно расплескивая воду. Вода была коричневая, как пиво, и холодная, как железо. Чаромора плавала долго и с наслаждением. Затем смыла с себя сажу, постирала остатки своей одежки и развесила ее на ветвях болотной сосны просушиться на солнце. Вокруг щебетали птицы, Чаромора напевала песенку и собирала прошлогоднюю клюкву и бруснику.
И вдруг острая тревога пронзила ей сердце. Перед ее глазами встал Трумм. Лицо у капитана было растерянное и все в слезах.
Капитан Трумм стоял на берегу и с трудом сдерживал слезы. Море вокруг острова Чароморы было покрыто мазутом. Насколько хватал глаз - повсюду только мазут и мазут.
Над этим маслянистым морем кружили и тревожно кричали птицы. Привлеченные радужным блеском, садились они на воду, и мазут обволакивал их тельца и склеивал перья. Вода просачивалась под перья, и птицы промокали насквозь; озябнув, они становились вялыми, ко всему безучастными. Они заболевали. Одни птицы понуро сидели на прибрежных камнях, другие безжизненно бултыхались в черной жиже, и волны несли их раз от разу все ближе к песчаному берегу. Одну, вторую, третью. Вся прибрежная полоса была усеяна их маслянистыми, намокшими тельцами. Это был мор.
Капитан не мог спокойно смотреть на птиц. Его сердце разрывалось от жалости при виде того, как все новые сильные, прекрасные птицы, все новые морянки и гагарки, травники и крачки, утки и чайки, словно околдованные злой силой, окунались в смертоносную жидкость, а он ничем не мог помочь им. Он, правда, старался отгонять птиц подальше от лоснящейся поверхности моря, бегал с громкими криками по берегу, хлопал в ладоши, швырял камни. Но что мог он поделать, если мазут окружал уже весь остров и птицы словно обезумели!
- Эммелина, почему ты нас покинула?! - рыдал большой и сильный капитан Трумм, как младенец. Слезы градом текли по его лицу, все расплывалось перед глазами.
И тут резкий хриплый свист пронесся вдруг над морем и островом. Кружившие над маслянистой водой птицы испуганно шарахнулись. И, будто поднятые какой-то неведомой силой, взмыли вверх, собрались в стаи и улетели.
От неожиданности Трумм вздрогнул. Но сердце его наполнилось радостью. Ведь это свистела его любимая Эммелина! А вот и она сама - повисла над прибрежными скалами на своем воздушном шаре. Трумм заспешил к падающей с неба Чароморе.
Жуткий и жалкий вид был у обгоревшей, в лохмотьях, Чароморы, но ведь была она своя, родная.
- Ну-ну,- произнесла Чаромора вместо приветствия.- Ах, значит, из-за легкомысленной девчонки корабль налетел на рифы. Мой бедный капитан, что ты тут без меня натворил!
Капитан не знал, что ей ответить. Только на сердце у него стало опять тяжело, будто оно налилось свинцом.
Чаромора направилась к больным и безжизненным птицам.
- Здесь не помогут слова против пожара, не помогут и слова против наводнения,- бормотала она.- Нужно придумать новые.
Она подняла перепачканную мазутом полуживую чайку и принялась задумчиво дуть на нее, все время что-то бормоча себе под нос. Время от времени она замолкала, словно прислушиваясь к своим мыслям.
Сначала ничего не изменилось. Птица комом лежала на руках Чароморы, ее крылья безжизненно свисали. Но вот мало-помалу маслянистый слой, покрывавший птицу, стал собираться в капли. Капли скатывались вдоль тельца вниз и падали на песок. А перья постепенно распушились. Свободной рукой чародейка погладила чайку по грудке и по спине. Вялое тельце ожило. Птица встряхнулась, и глаза ее оживились.
Чаромора подняла чайку высоко над головой и что-то крикнула. Чайка расправила крылья и взлетела. Она поднималась все выше и выше и растаяла в синеве, там, где простиралась чистая вода.
Трумм зачарованно смотрел ей вслед.
А Чаромора уже держала в руках другую птицу и старательно дула на нее.
Капитан принялся помогать Чароморе. Он сносил к ее ногам покрытых мазутом птиц. Их было устрашающе много, и каждый раз, поднимая очередную птицу, Трумм чувствовал острую боль в сердце.
А Чаромора знай себе дула и бормотала, бормотала и дула. Вскоре падающие на землю капли образовали целую лужу.
Чароморе пришлось взобраться на камень. Но теперь капитан никак не мог подойти к ней. Чароморе приходилось менять место. Вот почему спустя некоторое время все побережье покрылось маслянистыми лужами.
К утру Чаромора ужасно устала от своей необычной работы. Однообразное тихое бормотание нагоняло на нее сон, глаза невольно слипались. Чтобы не заснуть, Чаромора стала петь. И, увлекшись, не заметила, как превратила чайку в альбатроса. Раскинув могучие крылья, альбатрос исчез в высоте.
- Ох, горюшко! - запричитала Чаромора.- Этак я невесть что натворю!
Чаромора отправила капитана домой, чтобы он сварил крепкий кофе,- нужно же как-то отгонять сон.
Наконец наступил день, когда все птицы выздоровели и повеселели.
А море по-прежнему тяжело раскачивалось под слоем мазута.
- Теперь мы сделаем грабли,- сказала Чаромора. Вместе с Труммом они пошли в заросли искать подходящее дерево для черенка. Выбирала Чаромора очень придирчиво. Сосна ломкая, ива слишком гибкая, осина сильно хрупкая, а береза больно тяжелая. И только ель понравилась старухе. Она нашла несколько молодых упругих елочек, срезала их большим ножом и очистила от веток. Затем стала наращивать ствол к стволу, ведь ей были нужны очень большие грабли.
Место соединения стволов Чаромора плотно оплела, чтобы во время работы грабли не сломались.
Рукоять получилась красивая, ровная и гладкая. Вилку Чаромора сделала из рябины, а поперечину вытесала из можжевельника.
Теперь Чаромора принялась мастерить зубья. Посредине она поставила зуб щуки. Рядом с зубом щуки приладила косточку от крыла тетерева, а с другой стороны клык кабана. По краям вправила серебряную брошку своей бабушки и ржавый железный гвоздь из корпуса корабля, который вместе с кораблем прошел сквозь огонь и воду.
Чаромора работала в поте лица и с душой, и вскоре грабли были готовы.
Затем Чаромора привязала воздушный шар за спину и взлетела над морем.
- Все должно знать свое место,- промолвила она.- То, что вышло из земли, должно рано или поздно туда же вернуться.
Чаромора проткнула длинным черенком грабель в дне моря несколько глубоких дыр и стала сгребать в них мазут. Но стоило лишь небольшому клочку моря освободиться от мазута, как тот снова расползался по поверхности. Старуха сгребала и сгребала, так что мазут и вода взвивались фонтанами. И все время внимательно следила за тем, чтобы нечаянно какая-нибудь рыбешка или рачок вместе с мазутом не попали в водоворот и в кромешную тьму под морем. Это была, что и говорить, тонкая работа. Чаромора устала и изнервничалась вконец. Когда к ней неожиданно подлетела чайка, Чаромора вздрогнула от испуга и нечаянно отхватила от скалы увесистый кусок. Осколок размером с медведя плюхнулся в воду, и брызги мазута веером разлетелись во все стороны, чайка испуганно взмыла.
- Ах ты дуреха! Не хватает еще и тебе морской чумой заразиться! - укоряла Чаромора чайку.
Потом она снова углубилась в работу и уже ничего не замечала вокруг себя.
Долго трудилась Чаромора, но вот, наконец, вода вокруг острова снова заголубела. У кромки воды желтел песок, прибрежные валуны светились чистотой, снова отливали зеленью камышовые заросли. Рыбы радостно сновали в чистой воде, чайки садились смело на ее поверхность.
Все было как прежде, и только Чаромора неузнаваемо изменилась.
Она и всегда была тощей, теперь же от нее остались и вовсе кожа да кости. Волосы ей подпалило еще в трубе. Обгоревшие лохмотья одежды были в саже и к тому же были забрызганы мазутом.
- Ах ты моя горемычная! - пожалела себя Чаромора.- Всем теперь хорошо, только вот ты лохматая да чумазая, как старая ведьма.
Появиться в таком виде перед капитаном ей не хотелось.
И Чаромора отправилась бродить по берегу моря. До чего же приятно было смотреть на чистое побережье! Прозрачные волны с тихим шорохом наплывали на белый песок. В лучах солнца море переливалось и мерцало. Сосны тихо шумели. В небе на все голоса радостно заливались птицы.
Чаромору охватил блаженный покой. На своем веку она спасла немало жизней, но никогда еще не испытывала от этого такой радости. Что из того, что сама она грязная и в лохмотьях? Зато море снова прозрачное и птицы живы.
Сердце ее наполнилось тихой радостью, и Чаромора направилась к дому. Грабли она несла на плече, чайка кружила над ее головой. Глаза на грязном и худом лице Чароморы сияли, как звезды.
Подходя к избушке, Чаромора заметила, что из трубы вьется дымок. Это хозяйничал капитан. Старуха прислонила грабли к навесу и устало вошла в дом. Там ее уже ждал накрытый стол.
- Ну-ну,- сказала Чаромора капитану,- посмотрим, что из этого получится. Еще никогда раньше возле моего острова не было мазута. Но одно я тебе скажу твердо: я смертельно устала от этих вечных придирок и ссор.
- Я тоже, дорогая Эммелина,- произнес капитан от всего сердца.
- Сам видишь, к чему это привело,- сказала Чаромора.- А если бы я задохнулась в той злополучной трубе!
- Ох, если бы я не напустил этого пара! - виновато вздохнул капитан.
- А я не оставила бы тебя одного на острове! - откликнулась Чаромора.
- И в этом виноват я,- ответил Трумм.
- Нечего мне было ворожить, чтобы ты заблудился в лесу.
- А что тебе оставалось, если я сломя голову ринулся невесть куда.
- Ох, если бы я не стала плутовать в "Кругосветном путешествии"! - пожалела Чаромора.- Вот с этого все и пошло. Лучше уж нам беречь друг друга.
- Я согласен,- ответил Трумм серьезно.- Но я должен еще признаться, что пар смыл с рукописи твоей будущей книги все буквы. Остались только чистые белые листы.
- Вот и хорошо! - воскликнула Чаромора.- Вот мы и избавились от нее. Какая же мука - сидеть над этой книгой!
- Но, дорогая Эммелина, как же так! - растерялся Трумм.- Разве ты не запишешь свои рецепты?
- Как же ты не понимаешь,- ответила Чаромора,- с любыми рецептами нужно обращаться очень осторожно. Что хорошо для одного, может обернуться бедой для другого. Даже я не всегда могу предугадать, как дело обернется. Мне не было бы ни минуты покоя, если бы все знали про снадобья то, что знаю я, старая опытная чародейка.
- О да,- ответил грустно Трумм,- когда ты так говоришь, то все твои слова кажутся мне справедливыми. Но ведь нужно что-то делать, чтобы всем было хорошо!
Чаромора ласково улыбнулась погрустневшему капитану. Она подошла к очагу. На плите томился сваренный Труммом обед. Чаромора подняла крышку и заглянула в кастрюлю.
- Ну-ну,- довольно произнесла она,- грибы с подливкой - это как раз то, о чем я мечтаю после всех этих передряг!
Чаромора помылась, переоделась и, подойдя к зеркалу, стала разглядывать себя.
- Надо бы достать корней лопуха и заварить настой. От него мои волосы быстро бы отросли,- сказала она.
- Я думаю, что у моих лопухов корни уже выросли и окрепли,- произнес Трумм грустным голосом.
- Вот и прекрасно! - просияла Чаромора.- За всеми этими неприятностями я совсем забыла о твоих лопухах.
Они сели за стол. Грибы оказались очень вкусными, но, несмотря на все похвалы, Трумм оставался печальным.
- Не насмехайся надо мной, Эммелина,- ответил он на замечание Чароморы, что еще никогда в жизни она не ела таких вкусных грибов.
А когда Чаромора предложила ему выпить капли от печали, Трумм даже рассердился.
- Так тоже не годится,- сказал он,- у меня многое получается шиворот-навыворот, а тебе приходится исправлять. Когда же я начинаю страдать от этого, ты хочешь успокоить меня ложкой лекарства. И все может повториться сначала. Не утешай меня, пусть сердце поболит, а я подумаю, что мне, капитану Трумму, нужно сделать самому, чтобы все было хорошо.
- Ты мог бы побольше рисовать,- предложила Чаромора.- Право, мне очень нравятся твои картины.
- Ну какой из меня художник,- грустно произнес капитан.- Мои картины безжизненны. Да ты и сама это знаешь, чем бы я ни занялся, во всем мне приходится потом разочаровываться. Как бы мне хотелось заняться делом, которое никогда не обманет!
Эти мысли совсем расстроили капитана Трумма. Взволнованный, бродил он но острову, все глядя на море, но смятение его не проходило.
Чаромора издали следила за капитаном, и сердце ей сжимала тревога за него.
То были трудные дни.
Как-то тревожным утром капитан Трумм проснулся позже, Чаромора уже успела побывать у моря. Лицо ее разрумянилось, одежда пропахла морским ветром и медом, а в руках была целая охапка цветущего шиповника.
- Взгляни-ка,- сказала Чаромора.- Уже зацвел шиповник.
Она поставила букет в вазу и присела на краю кровати рядом с капитаном Труммом.
- Может, ты хочешь снова плавать по морю? - спросила она.- Я могла бы снова сделать тебя молодым, полным сил, если ты этого желаешь.
- А себя ты тоже сделаешь молодой? - спросил капитан.
- Нет,- ответила Чаромора.- Я должна оставаться старой волшебницей. Мало ли кому я могу еще понадобиться.
- Но ты ведь будешь ждать меня, пока я снова не состарюсь? - спросил капитан.
- Нет,- ответила Чаромора.- У тебя испортится характер, если ты будешь знать, что в конце жизненного пути тебя ожидает старая ведьма.
Капитан глубоко задумался.
- В таком случае я никуда не уйду,- вымолвил он наконец.- Я давно уже не мальчик, а если говорить честно, то мне совсем не хочется снова им стать. На своем веку я потерпел уже достаточно кораблекрушений.
Теперь Чаромора позвала капитана во двор. А там его ждал сюрприз. На солнышке среди цветущих кустов шиповника стояли два улья. Чаромора еще затемно привезла их из-за моря с Большой земли.
Капитан подошел к ульям и стал смотреть, как снуют пчелы на лотке у входа, как летят они к цветам шиповника и, нагруженные нектаром и цветочной пыльцой, снова прилежно возвращаются в улей.
- Я давно хотела привезти на остров пчел,- сказала Чаромора.- Это ведь такие умные создания, и пчелиный мед - лекарство от девяти недугов. Только вот с ними ужасно много хлопот.
- Вот я и буду этим заниматься,- ответил капитан, и в его голосе послышалось странное облегчение.
- Но для них нужно сеять медоносные растения,- сказала Чаромора.- Ведь тут, на острове, их не так много.
- Я сам буду сеять! - воскликнул Трумм.- Вот об этом-то я и мечтал всю жизнь - растить для пчел медоносные растения. Как же я раньше этого не понял! Ведь вся моя жизнь чуть не прошла напрасно!
Счастливый Трумм обнял свою Чаромору и чмокнул ее в губы.
Стояло чудесное летнее утро. Воздух над островом золотился и звенел.
Айно Первик. Чаромора


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация